Последнее обновление: 13 апреля 2016 в 10:49
Подпишись на новости сайта:
       

Рубрики

4 апреля 2015

4. Фабрика

В начале этой главы мы рассматривали тело фабрики, расчленённую систему машин. Потом мы видели, как машины, присваивая женский и детский труд, увеличивают человеческий материал для капиталистической эксплуатации, как они, безмерно удлиняя рабочий день, захватывают всю жизнь рабочего и как, наконец, их развитие, позволяющее производить чудовищно возрастающие массы продукта всё в более и более короткое время, служит систематическим средством для того, чтобы в данный период времени привести в движение больше труда, т. е. чтобы всё более интенсивно эксплуатировать рабочую силу. Теперь мы обращаемся к фабрике в её целом, притом в её наиболее развитой форме.

ФабрикаДоктор Юр, Пиндар автоматической фабрики, описывает её, с одной стороны, как «кооперацию различных категорий рабочих, взрослых и несовершеннолетних, которые с искусством и прилежанием наблюдают за системой производительных машин, непрерывно приводимых в действие центральной силой (первичным двигателем)», с другой стороны — как «огромный автомат, составленный из многочисленных механических и сознательных органов, действующих согласованно и без перерыва для производства одного и того же предмета, так что все эти органы подчинены одной двигательной силе, которая сама приводит себя в движение».

Эти два определения отнюдь не тождественны. В одном комбинированный совокупный рабочий, или общественный рабочий организм, является активно действующим субъектом, а механический автомат — объектом; во втором сам автомат является субъектом, а рабочие присоединены как сознательные органы к его лишённым сознания органам и вместе с последними подчинены центральной двигательной силе. Первое определение сохраняет своё значение по отношению ко всем возможным применениям машин в крупном масштабе; второе характеризует их капиталистическое применение и, следовательно, современную фабричную систему. Отсюда излюбленная манера Юра изображать центральную машину, от которой исходит движение, не только автоматом, но и автократом.

«В этих огромных мастерских благодетельная сила пара собирает вокруг себя мириады своих подданных»1.

Вместе с рабочим орудием и виртуозность в управлении им переходит от рабочего к машине. Дееспособность орудия освобождается от той ограниченности, которая вытекает из связи человеческой рабочей силы с личностью рабочего. Таким образом, устраняется тот технический базис, на котором покоится разделение труда в мануфактуре. Поэтому вместо характерной для мануфактуры иерархии специализированных рабочих на автоматической фабрике выступает тенденция к уравнению, или нивелированию, тех работ, которые должны выполняться помощниками машины2, вместо искусственно порождённых различий между частичными рабочими приобретают перевес естественные различия возраста и пола.

Поскольку разделение труда возрождается на автоматической фабрике, оно является, прежде всего, распределением рабочих по специализированным машинам и распределением масс рабочих, — не образующих, однако, расчленённых групп, — по различным отделениям фабрики, где они работают при расположенных одна возле другой однородных рабочих машинах, т. е. где они соединены лишь простой кооперацией. Расчленённая группа мануфактуры замещается здесь сочетанием главного рабочего с немногими помощниками. Существенное различие наблюдается между рабочими, занятыми действительно при рабочих машинах (сюда же относятся некоторые рабочие, которые наблюдают за машиной-двигателем или её заправкой), и простыми подручными (почти исключительно дети) этих машинных рабочих. К подручным же в большей или меньшей степени относятся и все feeders (которые просто подают в машину материал труда). Наряду с этими главными категориями выступает количественно незначительный персонал, который занят контролем за всеми машинами и постоянной их починкой, например, инженеры, механики, столяры и т. д. Это — высший, частью научно образованный, частью ремесленного характера слой рабочих, стоящий вне круга фабричных рабочих, просто присоединённый к нему3. Это разделение труда является чисто техническим.

Всякая работа при машине требует подготовки рабочего с ранних лет для того, чтобы он научился сообразовать свои собственные движения с однообразно-непрерывными движениями автомата. Поскольку совокупность машин само образует систему разнообразных, одновременно действующих и комбинированных машин, постольку и основанная на ней кооперация требует распределения разнородных групп рабочих между разнородными машинами. Но машинное производство уничтожает необходимость мануфактурно закреплять это распределение, прикреплять одних и тех же рабочих навсегда к одним и тем же функциям4. Так как движение фабрики в целом исходит не от рабочего, а от машины, то здесь может совершаться постоянная смена персонала, не вызывая перерывов процесса труда. Самое убедительное доказательство этого даёт Relaissystem [система смен], применённая во время бунта английских фабрикантов в 1848–1850 годах. Наконец, та быстрота, с которой человек в юношеском возрасте научается работать при машине, в свою очередь устраняет необходимость воспитывать особую категорию исключительно машинных рабочих8. Услуги же простых подручных на фабрике отчасти могут замещаться машинами9. отчасти вследствие своей крайней элементарности допускают быструю и постоянную смену лиц, занятых такими работами.

Хотя машина технически опрокидывает, таким образом, старую систему разделения труда, тем не менее, последняя продолжает своё существование на фабрике сначала в силу привычки, как традиция мануфактуры, а потом систематически воспроизводится и укрепляется капиталом в ещё более отвратительной форме как средство эксплуатации рабочей силы. Пожизненная специальность — управлять частичным орудием, превращается в пожизненную специальность — служить частичной машине. Машиной злоупотребляют для того, чтобы самого рабочего превратить с детского возраста в часть частичной машины10. Таким образом не только значительно уменьшаются издержки, необходимые для воспроизводства его самого, но в то же время получает завершение и его беспомощная зависимость от фабрики в целом, следовательно от капиталиста. Здесь, как и всегда, необходимо проводить различие между увеличением производительности, вытекающим из развития общественного процесса производства, и увеличением производительности, вытекающим из капиталистической эксплуатации этого процесса.

В мануфактуре и ремесле рабочий заставляет орудие служить себе, на фабрике он служит машине. Там движение орудия труда исходит от него, здесь он должен следовать за движением орудия труда. В мануфактуре рабочие являются членами одного живого механизма. На фабрике мёртвый механизм существует независимо от них, и они присоединены к нему как живые придатки.

«Унылое однообразие бесконечной муки труда, при котором всё снова и снова совершается один и тот же механический процесс, похоже на муки Сизифа: тяжесть труда, подобно огромному камню, всё снова и снова падает на изнурённого рабочего»11.

Машинный труд, до крайности захватывая нервную систему, подавляет многостороннюю игру мускулов и отнимает у человека всякую возможность свободной физической и духовной деятельности12. Даже облегчение труда становится средством пытки, потому что машина освобождает не рабочего от труда, а его труд от всякого содержания. Всякому капиталистическому производству, поскольку оно есть не только процесс труда, но в то же время и процесс возрастания капитала, присуще то обстоятельство, что не рабочий применяет условно труда, а наоборот, условие труда применяет рабочего, но только с развитием машины это извращённое отношение получает технически осязаемую реальность. Вследствие своего превращения в автомат средство труда во время самого процесса труда противостоит рабочему как капитал, как мёртвый труд, который подчиняет себе живую рабочую силу и высасывает её. Отделение интеллектуальных сил процесса производства от физического труда и превращение их во власть капитала над трудом получает своё завершение, как уже указывалось раньше, в крупной промышленности, построенной на базе машин. Частичное искусство отдельного машинного рабочего, подвергшегося опустошению, исчезает как ничтожная и не имеющая никакого значения деталь перед наукой, перед колоссальными силами природы и перед общественным массовым трудом, воплощёнными в системе машин и создающими вместе с последней власть «хозяина» (master). А потому этот хозяин, в мозгу которого машины неразрывно срослись с его монополией на них, в случаях столкновений с «руками» презрительно восклицает по их адресу:

«Пусть фабричные рабочие не забывают, что их труд представляет собой в действительности очень низкую категорию квалифицированного труда; что никакой другой труд не осваивается легче и, принимая во внимание его качество, не оплачивается лучше; что никакого другого труда нельзя получить посредством столь краткого обучения, в столь короткое время и в таком изобилии. Машины хозяина фактически играют гораздо более важную роль в деле производства, чем труд и искусство рабочего, которым можно обучить в 6 месяцев и которым может обучиться всякий деревенский батрак»13.

Техническое подчинение рабочего однообразному движению средства труда и своеобразное составление рабочего организма из индивидуумов обоего пола и самых различных возрастов создаёт казарменную дисциплину, которая развивается в завершённый фабричный режим и доводит до полного развития уже упомянутый выше труд надзора, а вместе с тем и разделение рабочих на исполнителей [Handarbeiter] и надсмотрщиков за трудом, на промышленных рядовых и промышленных унтер-офицеров.

«Главная трудность на автоматической фабрике заключалась в обеспечении дисциплины, необходимой для того, чтобы заставить людей отказаться от их привычной беспорядочности в труде и уподобить их действия неизменной регулярности крупного автомата. Но изобрести и с успехом применить дисциплинарный кодекс, соответствующий потребностям и быстроте автоматической системы, — этот Геркулесов подвиг был благородным делом Аркрайта! Даже в настоящее время, когда эта система организована во всей её полноте, почти невозможно среди рабочих, уже достигших возмужалого возраста, найти полезных помощников для автоматической системы»14.

Фабричный кодекс, в котором капитал в частноправовом порядке и самовластно, без разделения власти, вообще столь дорогого буржуазии, и без представительной системы, ещё более дорогой для неё, формулирует своё самодержавие над рабочими, — этот кодекс есть просто капиталистическая карикатура того общественного регулирования процесса труда, которое становится необходимым при кооперации в крупном масштабе и при совместном применении средств труда, особенно машин. Кнут надсмотрщика за рабами заменяется штрафной книгой надзирателя. Все наказания, естественно, сводятся к денежным штрафам и вычетам из заработной платы, и благодаря законодательной проницательности фабричных Ликургов нарушение их законов, пожалуй, ещё прибыльнее для них, чем соблюдение их15.

Мы отмечаем здесь только материальные условия, при которых совершается фабричный труд. Все органы чувств одинаково страдают от искусственно повышенной температуры, от воздуха, насыщенного частицами сырого материала, от оглушительного шума и так далее, не говоря уже об опасности для жизни среди тесно расставленных машин, которые с регулярностью, с какой происходит смена времён года, создают свои промышленные бюллетени убитых и изувеченных17. Экономия общественных средств производства, достигшая зрелости лишь в условиях благоприятного тепличного климата фабричной системы, вместе с тем превращается в руках капитала в систематический грабёж всех условий, необходимых для жизни рабочего во время труда: пространства, воздуха, света, а также всех средств, защищающих рабочего от опасных для жизни или вредных для здоровья условий процесса производства, — о приспособлениях же для удобства рабочего нечего и говорить18. Не прав ли Фурье, называя фабрики «смягчённой каторгой»19?20.


1 Ure. «Philosophy of Manufactures», p. 18. (назад)

2 Там же, стр. 31. Ср. Карл Маркс. «Нищета философии». Париж, 1847, стр. 140, 141 [см. Сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, 2 изд., том 4, стр. 159–160]. (назад)

3 Характерно для преднамеренного статистического обмана, — а раскрыть его можно было бы вплоть до мелочей, — что английское фабричное законодательство категорически исключает из сферы своего действия упомянутых в конце текста рабочих, не признавая их фабричными рабочими; с другой стороны, отчёты, публикуемые парламентом, столь же категорически включают в категорию фабричных рабочих не только инженеров, механиков и т. д., но и управляющих фабриками, приказчиков, рассыльных, кладовщиков, упаковщиков и т.д., — короче, всех, за исключением самого владельца фабрики.(назад)

4 Юр признаёт это. Он говорит, что рабочие «в случае необходимости» могут быть перемещены волей управляющего от одной машины к другой, и торжествующе восклицает: «Такого рода перемещение стоит в открытом противоречии со старой рутиной, которая разделяет труд и возлагает на одного изготовление головок к булавкам, на другого — заострение её конца». Он должен был бы скорее поставить вопрос, почему эта «старая рутина» преодолевается на автоматической фабрике только «в случае необходимости»5. (назад)

5 Цитируется стр. 22 работы Э. Юра6(назад)

6  Ure A. «The Philosophy of Manufactures: or, An Exposition of the Scientific, Moral, and Commercial Economy of the Factory System of Great Britain». London, 1835, p. 406 ( Юр Э. «Философия фабрики, или Изложение научной, нравственной и коммерческой стороны экономики фабричной системы Великобритании». Лондон, 1835, стр. 406). (назад)

7 См. настоящий том, стр. 290(назад)

8 В случае нужды, как, например, во время Гражданской войны в Америке, буржуа в виде исключения употребляет фабричных рабочих на самые грубые работы, как мощение улиц и т. д. Английские «ateliers nationaux» [«национальные мастерские»] 1862 и следующих годов для безработных хлопчатобумажных рабочих тем отличались от французских национальных мастерских 1848 года, что в последних рабочим приходилось выполнять за счёт государства непроизводительные работы, в первых же — производительные городские работы к выгоде буржуа, причём они производилось дешевле, чем при посредстве регулярных рабочих, с которыми принудили конкурировать безработного. «Вид рабочих с хлопчатобумажных фабрик в физическом отношении несомненно улучшился. Это я объясняю… поскольку дело идёт о мужчинах, тем, что общественные работы выполняются на открытом воздухе». (Здесь речь идёт о престонских фабричных рабочих. которые были заняты на «Престонском болоте».) («Reports of Insp. of Fact. October 1863», p. 59.) (назад)

9 Пример: Различные механические аппараты, введённые на шерстяных фабриках со времени закона 1844 года для замещения детского труда. Когда детям самих господ фабрикантов придётся проходить «школу» простых помощников на фабрике, тогда эта ещё почти совсем не разработанная область механики быстро сделает заметные шаги вперёд. «Едва ли найдётся какая-либо другая столь же опасная машина, как автоматическая мюль-машина. Бо?льшая часть несчастных случаев происходит с маленькими детьми, и именно вследствие того, что они для подметания пола подползают под мюль-машины во время работы последних. Многие «minders»» (рабочие на мюль-машинах) «привлекались» (фабричными инспекторами) «к судебной ответственности и были присуждены к денежным штрафам за проступки этого рода, но без каких бы то ни было заметных общих результатов. Если бы машиностроители изобрели машину для подметания, которая устранила бы для этих малюток необходимость лазить под машины, то это было бы счастливым вкладом в наши охранительные мероприятия» («Reports of Insp. of Factories for 31st October 1866», p. 63). (назад)

10 Поэтому можно по достоинству оценить невероятную выдумку Прудона, который «конструирует» машины не как синтез средств труда, а как синтез частичных работ для самих рабочих. (назад)

11 Ф. Энгельс. «Положение рабочего класса в Англии». Лейпциг, 1845, стр. 217 [см. Сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, 2 изд., том 2, стр. 405]. Даже совершенно ординарный оптимистический фритредер, господин Молинари замечает: «Человек, ежедневно наблюдая по 15 часов за однообразным ходом машины, истощается скорее, чем если он в течение такого же времени напрягает свою физическую силу. Этот труд наблюдения, который мог бы послужить полезной гимнастикой для ума, если бы он не был слишком продолжителен, разрушает своей чрезмерностью и ум, и самое тело» (G. de Molinari. «?tudes ?conomiques». Paris, 1846 [p. 49]). (назад)

12 Ф. Энгельс, цит. соч., стр. 216 [см. Сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, 2 изд., том 2, стр. 404]. (назад)

13 «The Master Spinners’ and Manufactureas’ Defence Fund. Report of the Committee». Manchester, 1854, p. 17. Позже мы увидим, что «хозяева» начинают петь совсем по-другому, когда им угрожает потеря их «живых» автоматов. (назад)

14 Ure. «Philosophie of Manufactures», p. 15. Кто знаком с биографией Аркрайта, тот никогда не даст этому гениальному цирюльнику названия «благородный». Из всех великих изобретателей XVIII века это был, бесспорно, величайший вор чужих изобретений и самый низкий субъект. (назад)

15 «Цепи рабства, которыми буржуазия сковала пролетариат, нигде не выступают так ясно, как в фабричной системе. Здесь исчезает юридически и фактически всякая свобода. В половине шестого утра рабочий должен быть на фабрике. Если он опаздывает на несколько минут, его ждёт штраф, а если он опаздывает на десять минут, его уже не пропускают, пока не кончится перерыв на завтрак, и он теряет заработную плату за четверть дня… Он должен есть, пить и спать по команде… Деспотический колокол отрывает его от сна, от завтрака, от обеда. А что делается на самой фабрике? Здесь фабрикант — абсолютный законодатель. Он издаёт фабричные правила, как ему заблагорассудится; он изменяет и дополняет свой кодекс, как ему вздумается; и хотя бы он внёс в этот кодекс полную бессмыслицу, суды говорят рабочему: теперь же, поскольку вы добровольно заключили этот договор, вы обязаны его выполнять… Эти рабочие обречены на то, чтобы с девятилетнего возраста до самой смерти [en] физически и духовно жить под палкой» (Ф. Энгельс. «Положение рабочего класса в Англии». Лейпциг, 1845, стр. 217 и сл. [см. Сочинения К. Маркса я Ф. Энгельса, 2 изд., том 2, стр. 405–406]). Что «говорят суды», я поясню на нескольких примерах. Один случай имел место в Шеффилде в конце 1866 года. Там один рабочий на два года нанялся на металлическую фабрику. Вследствие ссоры с фабрикантом он оставил фабрику и заявил, что ни за что не будет больше работать у этого фабриканта. Признанный виновным в нарушении договора, он был приговорён к 2-месячному тюремному заключению. (Если фабрикант нарушает договор, то он может быть привлечён к ответственности лишь в гражданском порядке и рискует только денежным штрафом.) После того как он отсидел эти два месяца, тот же самый фабрикант приглашает его, согласно старому контракту, возвратиться на фабрику. Рабочий отвечает отказом. Он уже отбыл наказание за нарушение контракта. Фабрикант снова привлекает его к ответственности, суд снова приговаривает его, хотя один из судей, господин Ши, открыто признал юридически чудовищным такой порядок, когда человека всю его жизнь можно периодически всё снова и снова подвергать наказанию за один и тот же проступок или преступление. Этот приговор был вынесен не каким-нибудь «Great Unpaid»16, провинциальным Догбери, а в Лондоне, одним из высших судебных учреждений. {К 4 изданию. Теперь это отменено. В настоящее время в Англии, за исключением некоторых немногочисленных случаев, — например общественных газовых заводов, — рабочий в отношении нарушения договора уравнен с предпринимателем и может подвергаться преследованию лишь в гражданском порядке. Ф. Э.}

Второй случай имел место в Уилтшире в конце ноября 1863 года. Около 30 работниц при паровых ткацких станках, занятых у некоего Харраппа, суконного фабриканта в Леоэрс Милл, Уэстбери Ли, устроили стачку, потому что у этого Харраппа было милое обыкновение удерживать из их заработной платы за опоздание утром: 6 пенсов за 2 минуты, 1 шиллингов за 3 минуты и 1 шилл. 6 пенсов за 10 минут. При 9 шилл. в час это составляет 4 ф. ст. 10 шилл. в день, между тем как их заработная плата в среднем за год никогда не превышает 10–12 шилл. в неделю. Кроме того, Харрапп поручил одному подростку подавать трубой сигнал о начале работы, что тот делал иногда раньше 6 часов утра, и если рабочие не были на месте к тому времени, как он кончал сигналить, ворота запирались и оставшиеся снаружи подвергались штрафу; а так как на фабрике не было часов, то несчастные рабочие оказывались во власти инспирированного Харрапом молодого сигнальщика. Начавшие «стачку» рабочие, матери семейств и девушки, заявили, что они тотчас станут на работу, если сигнальщика заменят часами и введут более разумный тариф штрафов. Харрапп привлёк к суду 19 женщин и девушек за нарушение договора. Они, при громких негодующих возгласах публики, были присуждены каждая к 6 пенсам штрафа и 2 шилл. 6 пенсам судебных издержек. Толпа народа проводила Харраппа из суда шиканьем. Один из излюбленных фабрикантских приёмов заключается в том, что они вычетами из заработной платы наказывают рабочих за плохое качество выдаваемого им материала. Этот метод в 1886 году вызвал всеобщую стачку в английских гончарных округах. Отчёты Комиссии по обследованию условий детского труда (1863–1866) приводят случаи, когда рабочие, вместо того чтобы получать заработную плату, в итоге своего труда из-за штрафов становились даже должниками своих светлейших «хозяев».

Поучительные черты изобретательности фабричных самодержцев по частя вычетов из заработной платы раскрыл также последний хлопковый кризис. «Мне самому», — говорит фабричный инспектор Р. Бейкер, — «недавно пришлось привлечь к судебной ответственности одного хлопчатобумажного фабриканта, который и эти тяжёлые и мучительные времена вычитал у некоторых работающих у него «подростков»» (старше 13-ти лет) «по 10 пенсов за врачебное [en] свидетельство о возрасте, которое стоит ему только 6 пенсов и за которое закон допускает вычеты лишь в 3 пенса, а обычай — никаких вычетов… Другой фабрикант, чтобы достигнуть той же цели без столкновения с законом, облагает каждого из работающих на него бедных детей платой в 1 шилл. за обучение искусству и тайнам прядения, которая взимается немедленно после того, как врачебное свидетельство удостоверяет их достаточную зрелость для этого занятия. Следовательно, существуют глубинные течения, без знания которых невозможно понять таких чрезвычайных явлений, как стачки во времена, подобные теперешнему» (речь идёт о стачке машинных ткачей на фабрике в Даруэне в июне 1863 г.). «Reports of Insp. of Fact. for 30th April 1863», p. 50, 51. (Фабричные отчёты всегда охватывают время, которое выходит за пределы их официальной даты.) (назад)

16 Эти «county magistrates», «great unpaid» [«великие неоплачиваемые»], как их называет У. Коббет, являются бесплатными мировыми судьями, которых набирают из почётных лиц графств. В действительности они образуют поместные суды господствующих классов. (назад)

17 Законы для охраны от опасных машин оказали благотворное действие. «Но… в настоящее время появились новые причины несчастных случаев, не существовавшие 20 лет тому назад, а именно, возросшая скорость машин. Колёса, валы, веретёна и ткацкие станки приводятся теперь в движение с возросшей и постоянно возрастающей силой; пальцы должны быстрее и увереннее захватывать порванную нить, потому что медлительность и неуверенность приносят для них гибель… Большое число несчастных случаев вызвано стремлением рабочих быстрее закончить свою работу. Необходимо напомнить, что для фабрикантов в высшей степени важно держать свои машины в непрерывном ходу, т. е. непрерывно производить пряжу и ткани. Всякая остановка на одну минуту есть потеря не только двигательной силы, но и продукта. Поэтому надсмотрщики, заинтересованные в количестве продукта, подгоняют рабочих, чтобы машины не останавливались; да это не менее важно и для рабочих, если они оплачиваются по весу продукции или поштучно. Поэтому, хотя на большинстве фабрик формально воспрещается чистить машины во время их работы, на практике всегда так делается. Одна эта причина за последние 6 месяцев вызвала 903 несчастных случаев… Хотя чистка производится ежедневно, однако по субботам обыкновенно назначается основательная чистка машин, и она совершается по большей части при работающих машинах… Эта операция не оплачивается, и потому рабочие стараются как можно быстрее покончить с нею. Поэтому число несчастных случаев в пятницу, в особенности же в субботу, много больше, чем в остальные рабочие дни. Несчастные случаи в пятницу превышают среднее число их в первые 4 дня недели примерно на 12%, в субботу несчастных случаев бывает на 25% больше, чем в среднем за каждый из 5 предыдущих дней: а если принять во внимание, что фабричный день по субботам составляет всего 71/2 часов, а в остальные рабочие дни 101/2 часов, то превышение будет составлять более 65%» («Reports of Insp. of Factories for 31st October 1866». London, 1867, p. 9, 15, 16, 17). (назад)

18 В первом отделе третьей книги я расскажу об относящемся к последнему времени походе английских фабрикантов против тех статей фабричного акта, которые имеют целью оградить конечности «рук» от машин, опасных для жизни. Здесь достаточно будет одной цитаты из официального отчёта фабричного инспектора Леонарда Хорнера: «Я слышал, с какой непростительной лёгкостью отзываются фабриканты о некоторых несчастных случаях; например, потеря пальца, по их мнению, это — пустяк. В действительности жизнь и все виды на будущее у рабочего настолько зависят от его пальцев, что такая потеря является для него в высшей степени серьёзным событием. Слушая такую глупую болтовню, я спрашивал: «Допустим, что вам требуется добавочный рабочий, и к вам пришли два рабочих, оба во всех остальных отношениях одинаково хороши, но у одного нет большого или указательного пальца; на котором же вы остановитесь?» Они без малейшего колебания высказывались за того, у которого все пальцы целы… У этих господ фабрикантов ложные предубеждения против того, что они называют псевдо-филантропическим законодательством» («Reports of Insp. of Fact. for 31st October 1855»). Эти господа — «рассудительные люди», и недаром они симпатизировали мятежу рабовладельцев. (назад)

19 На фабриках, которые раньше других фабрик подпали под фабричный акт с его принудительным ограничением рабочего времени и прочими постановлениями, исчезли некоторые из прежних зол. Самое усовершенствование машин требует на известной ступени «усовершенствованного устройства фабричных зданий», что идёт на пользу рабочим (ср. «Reports etc. for 31st October 1883», p. 109). (назад)

20 Фурье называет фабрики «смягчённой каторгой» («les bagnes mitig?s») в книге: «La fausse Industrie morcel?e, r?pugnante, mensong?re, et l’antidote, l’industrie naturelle, combin?e, attrayante, veridique, donnant quadruple produit». Paris, 1835, p. 59 («Ложная хозяйственная деятельность, разобщённая, отталкивающая, фальшивая, и противоядие против неё: естественная хозяйственная деятельность, комбинированная, притягательная, истинная, дающая учетверённый продукт». Париж, 1835, стр. 59). (назад)

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!





Оставить комментарий

Экономика
Эволюция и развитие мировой экономики

Поиск по сайту:

Архивы

Обратите внимание:

Избранное видео