Последнее обновление: 13 апреля 2016 в 10:49
Подпишись на новости сайта:
       

Рубрики

20 апреля 2015

Поштучная заработная плата

Глава девятнадцатая

Поштучная заработная плата есть не что иное, как превращённая форма повременной заработной платы, точно так же как повременная заработная плата есть превращённая форма стоимости или цены рабочей силы.

Повременная заработная платаПри поштучной заработной плате дело на первый взгляд выглядит так, будто той потребительной стоимостью, которую продаёт рабочий, является не функция его рабочей силы, не живой труд, а труд, уже овеществлённый в продукте, и будто цена этого труда определяется не дробью

Повременная заработная плата

, как при повременной заработной плате, а дееспособностью производителя1.

Уверенность в правильности такого взгляда должна была бы сильно пошатнуться уже ввиду одного того факта, что обе формы заработной платы существуют одновременно и рядом в одних и тех же отраслях промышленности. Так, например,

«лондонские наборщики, как правило, получают поштучную заработную плату, повременная заработная плата является у них исключением. Наоборот, у провинциальных наборщиков повременная заработная плата составляет правило, поштучная — исключение. Корабельные плотники лондонской гавани получают поштучную плату, во всех других английских гаванях — повременную»2.

В Лондоне в одних и тех же шорных мастерских труд французов оплачивается зачастую поштучно, труд англичан — подённо. На фабриках в собственном смысле этого слова, где вообще преобладает поштучная заработная плата, отдельные рабочие функции по техническим соображениям изымаются из этой оценки и оплачиваются повременно3. Все же само собой очевидно, что различие в форме выплаты заработной платы ничуть не меняет её сущности, хотя одна из этих форм может быть более благоприятной для развития капиталистического производства, чем другая.

Пусть обычный рабочий день состоит из 12 часов, из которых 6 оплачено и 6 не оплачено. Созданная в течение этого дня стоимость пусть будет равна 6 шилл., следовательно, созданная в один рабочий час стоимость — 6 пенсов. Пусть, далее, опыт показал, что рабочий, работающий со средней степенью интенсивности и искусности, следовательно, употребляющий на производство продукта только общественно необходимое рабочее время, доставляет в течение 12 часов 24 штуки продукта, причём в данном случае безразлично, представляют ли эти последние отдельные экземпляры или измеримые части нераздельного продукта. При этих условиях стоимость этих 24 штук — за вычетом содержащейся в них постоянной части капитала — будет 6 шилл., стоимость каждой отдельной штуки — 3 пенса. Рабочий получает 11/2 пенса за штуку и, следовательно, зарабатывает 3 шилл. за 12 часов. Подобно тому, как при повременной плате безразлично, допускаем ли мы, что рабочий работает 6 часов на себя и 6 на капиталиста, или же, что он половину каждого часа работает на себя, а другую половину на капиталиста, — точно так же и здесь безразлично, говорим ли мы, что каждая отдельная штука наполовину оплачена, а наполовину не оплачена, или что цена 12 штук лишь возмещает стоимость рабочей силы, тогда как в других 12 штуках воплощается прибавочная стоимость.

Форма поштучной платы иррациональна в такой же мере, как и форма повременной платы. В то время как, например, две штуки товара представляют собой продукт одного рабочего часа и, следовательно, за вычетом стоимости потреблённых средств производства, стоят 6 пенсов, рабочий получает за них лишь 3 пенса. В действительности поштучная плата непосредственно не выражает собой никакого стоимостного отношения. Здесь не стоимость штуки товара измеряется воплощённым в ней рабочим временем, а, наоборот, затраченный рабочим труд измеряется числом произведённых им штук товара. При повременной заработной плате труд непосредственно измеряется своей продолжительностью, при поштучной заработной плате — количеством того продукта, в котором сгустился труд определённой продолжительности4. Цена самого рабочего времени определяется, в конце концов, уравнением: стоимость дневного труда = дневной стоимости рабочей силы. Таким образом, поштучная заработная плата есть лишь модифицированная форма повременной заработной платы.

Рассмотрим несколько подробнее характерные особенности поштучной заработной платы.

Качество труда контролируется здесь самим его продуктом, так как поштучная плата выдаётся полностью лишь в том случае, если продукт обладает средней доброкачественностью. Вследствие этого поштучная плата является обильнейшим источником вычетов из заработной платы и капиталистического мошенничества.

Она даёт капиталисту совершенно определённую меру интенсивности труда. Лишь то рабочее время, которое воплощается в заранее определённом, установленном опытом количестве товара, считается общественно необходимым рабочим временем и оплачивается как таковое. В более крупных портняжных мастерских Лондона определённая штука производимых продуктов, например жилет и т. п., носит название одного часа, получаса и т. д., причём за каждый час причитается по 6 пенсов. Из практики известна величина среднего продукта одного часа. При перемене моды, при починках и т. д. между предпринимателем и рабочим возникает спор, равна ли данная штука одному часу труда и т. д., пока и здесь благодаря опыту не будет найдено решение. То же самое имеет место в лондонских мебельных мастерских и т. д. Если рабочий не обладает средней работоспособностью, если он не в состоянии дать определённого минимума дневной работы, то его увольняют5.

Так как качество и интенсивность труда контролируются здесь самой формой заработной платы, то надзор за трудом становится в значительной мере излишним. Поэтому поштучная плата образует основу как описанной выше современной работы на дому, так и иерархически расчленённой системы эксплуатации и угнетения. Последняя имеет две основных формы. С одной стороны, поштучная плата облегчает внедрение паразитов между капиталистом и наёмным рабочим, перепродажу труда посредниками (subletting of labour). Прибыль посредников образуется исключительно за счёт разницы между ценой труда, уплачиваемой капиталистом, и той частью этой цены, которую посредники действительно оставляют рабочему6. В Англии эта система носит характерное название «sweating system» (потогонная система). С другой стороны, поштучная плата позволяет капиталисту заключать со старшим рабочим — в мануфактуре с главой группы, в шахтах — с углекопом и т. п., на фабрике — с собственно машинным рабочим — контракт на определённое число штук продукта по определённой цене, за которую старший рабочий берёт на себя привлечение и оплату подручных. Эксплуатация рабочих капиталом осуществляется здесь при посредстве эксплуатации одного рабочего другим рабочим7.

Раз существует поштучная заработная плата, то естественно, что личный интерес рабочего заставляет его как можно интенсивнее напрягать свою рабочую силу, что, в свою очередь, облегчает для капиталиста повышение нормального уровня интенсивности8. Точно так же личный интерес рабочего побуждает его удлинять свой рабочий день, так как тем самым повышается его дневная или недельная заработная плата9. Это вызывает реакцию, описанную при исследовании повременной заработной платы, не говоря уже о том, что удлинение рабочего дня, даже при постоянной поштучной заработной плате, само по себе означает падение цены труда.

При повременной заработной плате господствует, за немногими исключениями, равная плата за одни и те же функции; при поштучной же плате, хотя цена рабочего времени измеряется определённым количеством продукта, дневная и недельная плата меняется в зависимости от индивидуальных различий между рабочими, один из которых доставляет в данное время минимум продукта, другой — среднюю норму, третий — больше средней нормы. Следовательно, величина действительного дохода рабочего в данном случае сильно колеблется в зависимости от искусства, силы, энергии, выносливости и т. п. индивидуальных рабочих10. Конечно, это ничуть не изменяет общего отношения между капиталом и наёмным трудом. Во-первых, индивидуальные различия сглаживаются, если взять мастерскую в целом, так что эта последняя в течение определённого рабочего времени доставляет среднее количество продукта, а совокупная заработная плата, выданная рабочим мастерской, является средней заработной платой данной отрасли производства. Во-вторых, отношение между заработной платой и прибавочной стоимостью остаётся неизменным, так как индивидуальной плате отдельного рабочего соответствует индивидуально произведённое им количество прибавочной стоимости.

Поштучная плата, расширяя сферу индивидуальной деятельности, тем самым, с одной стороны, способствует развитию у рабочих индивидуальности, духа свободы, самостоятельности и способности к самоконтролю, но, с другой стороны, порождает между ними взаимную конкуренцию. Она имеет поэтому тенденцию, повышая индивидуальную заработную плату выше среднего уровня, в то же время понижать самый этот уровень. Однако там, где определённая поштучная плата прочно закреплена продолжительной традицией и потому понижение её представляет особые трудности, — в таких случаях хозяева прибегают иногда к насильственному превращению поштучной платы в повременную. Этим была вызвана, например, в 1860 г. большая стачка рабочих ленточного производства в Ковентри11. Наконец, поштучная плата является главной опорой описанной выше почасовой системы13.

Из всего вышесказанного вытекает, что поштучная плата есть форма заработной платы, наиболее соответствующая капиталистическому способу производства. Отнюдь не представляя чего-либо нового, — поштучная плата наряду с повременной официально фигурирует, между прочим, во французских и английских рабочих статутах XIV века, — она, однако, приобретает более или менее обширное поле применения лишь в собственно мануфактурный период. В 1797–1815 гг., когда крупная промышленность переживала период бури и натиска, поштучная заработная плата послужила рычагом для удлинения рабочего времени и понижения заработной платы. Очень важный материал о движении заработной платы в тот период мы находим в Синих книгах: «Report and Evidence from the Select Committee on Petitions respecting the Corn Laws» (парламентская сессия 1813–1814 гг.) и «Reports from the Lords' Committee, on the state of the Growth, Commerce, and Consumption of Grain, and all Laws relating thereto» (сессия 1814–1815 гг.). Здесь мы находим документальные доказательства непрерывного понижения цены труда с того времени, как началась антиякобинская война. Например, в ткацком деле поштучная плата упала до такой степени, что, несмотря на большое удлинение рабочего дня, дневная плата оказалась ниже, чем была раньше.

«Реальный доход ткача в настоящее время много меньше, чем был раньше: преимущества ткача по сравнению с неквалифицированным рабочим, некогда очень значительные, теперь почти совершенно исчезли. В самом деле, разница между заработной платой квалифицированного и неквалифицированного труда теперь гораздо меньше, чем в течение любого из прежних периодов»14.

Как мало пользы извлёк сельскохозяйственный пролетариат из возрастания интенсивности и увеличения продолжительности труда под влиянием поштучной платы, показывает следующее место, взятое из произведения, отстаивающего с пристрастием интересы лендлордов и арендаторов.

«Подавляющая часть земледельческих операций выполняется людьми, оплачиваемыми подённо или поштучно. Их недельная плата равняется приблизительно 12 шилл., и хотя можно предположить, что при поштучной оплате, побуждающей трудиться более напряжённо, рабочий выработает на 1 или 2 шилл. больше, чем при понедельной, однако при рассмотрении его дохода в целом окажется, что эта прибавка сводится на нет потерей, вызванной отсутствием работы в известные периоды года… Мы далее вообще найдём, что заработные платы этих людей находятся в определённом отношении к цене необходимых жизненных средств, так что человек, имеющий двух детей, в состоянии заработать как раз столько, сколько ему требуется для того, чтобы содержать своё семейство, не прибегая к приходской благотворительности»15.

Мальтус заметил тогда по поводу фактов, опубликованных парламентом:

«Признаюсь, я с неудовольствием смотрю на широкое распространение практики поштучной оплаты. Тяжёлый труд по 12–14 часов в день в течение более или менее продолжительного периода — это действительно слишком много для человеческого существа»16.

В мастерских, подчинённых действию фабричного закона, поштучная заработная плата становится общим правилом, так как здесь капитал может расширить рабочий день только интенсивно17.

С изменением производительности труда изменяется рабочее время, представленное одним и тем же количеством продукта. Следовательно, изменяется также и поштучная плата, так как она есть выражение цены определённого рабочего времени. В нашем приведённом выше примере 24 штуки продукта производились в течение 12 часов, стоимость, вновь созданная за 42 часов, была 6 шилл., дневная стоимость рабочей силы 3 шилл., цена рабочего часа 3 пенса и заработная плата 11/2 пенса за штуку. Каждая штука товара впитывала в себя 1/2 рабочего часа. Если тот же самый рабочий день станет доставлять 48 штук продукта вместо 24, вследствие, например, удвоения производительности труда, и если все остальные обстоятельства не изменятся, то поштучная плата упадёт с 11/2 пенса до 3/4 пенса, так как каждая штука представляет теперь не 1/2 рабочего часа, а только 1/4 его. 11/2 пенса × 24 = 3 шилл, и 3/4 пенса × 48 = 3 шиллинга. Другими словами, поштучная плата понижается в том самом отношении, в каком возрастает число штук товара, произведённого в течение одного и того же времени18, следовательно, в том самом отношении, в каком уменьшается рабочее время, затрачиваемое на одну штуку. Это изменение поштучной платы, хотя здесь оно является чисто номинальным, служит постоянным источником борьбы между капиталистом и рабочим: или потому, что капиталист пользуется им как предлогом для действительного понижения цены труда, — или потому, что повышение производительной силы труда сопровождается повышением его интенсивности, — или же потому, что рабочий всерьёз принимает внешнюю форму поштучной заработной платы, полагая, что оплачивается продукт его труда, а не его рабочая сила, и ввиду этого противится всякому понижению заработной платы, раз оно не сопровождается соответственным понижением продажной цены товара.

«Рабочие тщательно следят за ценой сырого материала и ценой фабрикатов и в состоянии точно определить прибыли своих хозяев»19.

Такие притязания капитал с полным правом отвергает как основанные на грубом непонимании природы наёмного труда20. Он возмущается претензией рабочих облагать в свою пользу налогом прогресс промышленности и категорически заявляет, что рабочим вообще нет никакого дела до производительности их собственного труда21. (Карл Маркс. Капитал)


1 «Система поштучной работы знаменует определённую эпоху в истории рабочего: она стоит на полпути между положением простого подёнщика, зависящего от воли капиталиста, и кооперативным мастеровым, который в недалёком будущем обещает соединить в своём лице мастерового и капиталиста. Сдельные рабочие фактически сами себе хозяева, даже когда они работают при помощи капитала предпринимателя» (John Watts. «Trade Societies and Strikes, Machinery and Co-operative Societies». Manchester, 1865, p. 52, 53). Я цитирую это сочиненьице потому, что оно представляет собой истинную сточную канаву для всех давно уже сгнивших общих мест апологетики. Тот же самый господин Уотс выступал раньше в качестве оуэниста и в 1842 году опубликовал другое сочиненьице: «Facts and Fictions of Political Economists», где он, между прочим, собственность объявляет грабежом. Но это было давно. (назад)

2 T. J. Dunning. «Trade's Unions and Strikes». London, 1860, p. 22. (назад)

3 Вот образчик того, в какой степени одновременное существование этих двух форм заработной платы благоприятствует мошенничеству фабрикантов: «Фабрика даёт занятие 400 человекам, половина которых работает сдельно и непосредственно заинтересована в сверхурочных работах. Остальные 200 человек оплачиваются подённо, работают столь же продолжительное время и ничего не получают за сверхурочные часы… Труд этих 200 человек в течение 1/2 часа в день равен труду одного лица в течение 50 часов, или 5/6 недельного труда одного лица, и представляет собой прямой выигрыш для предпринимателя» («Reports of Insp. of Fact, for 31st October 1860», p. 9). «Сверхурочный труд по-прежнему имеет широкое распространение, причём в большинстве случаев сам закон обусловливает невозможность раскрыть это злоупотребление и подвергнуть виновников его наказанию. В моих прежних отчётах я уже неоднократно показывал… какая несправедливость причиняется всем тем рабочим, которые оплачиваются не сдельно, а получают понедельную плату» (Леонард Хорнер в «Reports of Insp. of Fact, for 30th April 1859», p. 8, 9). (назад)

4 «Заработная плата может измеряться двумя способами; или продолжительностью труда или его продуктом» («Abrégé élémentaire des principes de l'Économie Politique», Paris, 1796, p. 32). Автор этой анонимной работы — Ж. Гарнье. (назад)

5 «Ему» (прядильщику) «выдаётся столько-то хлопка и по истечении известного времени он должен вернуть взамен такое-то количество ниток или пряжи определённой степени тонкости, причём он получает определённую плату за каждый доставленный им фунт продукта. Если работа его плохого качества, на него налагается штраф; если она по количеству меньше минимума, установленного для данного времени, он получает расчёт и замещается более искусным работником» (Ure. «Philosophy of Manufactures», p. 316, 317). (назад)

6 «Когда работа проходит через руки многих лиц, каждое из которых получает долю прибыли, но только последнее действительно прилагает свой труд, тогда плата, действительно получаемая работницей, чрезвычайно ничтожна» («Children's Employment Commission. 2nd Report», p. LXX, № 424). (назад)

7 Даже апологет Уотс замечает: «Было бы существенным улучшением системы сдельной платы, если бы все лица, занятые данной работой, были, в соответствии со своими способностями, непосредственными участниками контракта, вместо такого положения, когда лишь один рабочий заинтересован в чрезмерном труде своих товарищей, извлекая из этого личную выгоду» (John Watts. «Trade Societies and Strikes, Machinery and Cooperative Societies». Manchester, 1865, p. 53). Относительно гнусностей, связанных с этой системой, см. «Children's Employment Commission. 3rd Report», p. 66, № 22; p. 11, № 124; p. XI, №№ 13, 53, 59 и т. д. (назад)

8 Этому естественному результату зачастую содействуют искусственными мерами. Так, например, в машиностроительном производстве Лондона является обычным следующий трюк: «Капиталист ставит во главе известного числа рабочих человека, выдающегося по своей физической силе или ловкости. Каждую четверть года или в иные сроки он уплачивает ему надбавку на условии, что он сделает все возможное, чтобы побудить к самому крайнему напряжению сил своих товарищей по работе, получающих обычную плату… Это без всяких дальнейших комментариев объясняет происхождение жалобы капиталистов на тред-юнионы, которые будто бы «парализуют анергию, выдающееся искусство и рабочую силу» («stinting the action, superior skill and working power»)» (Dunning, цит. соч., стр. 22, 23). Так как автор — сам рабочий и секретарь тред-юниона, то слова его могут показаться преувеличением. Но загляните, например, в «высокореспектабельную» агрономическую энциклопедию Дж. Ч. Мортона, — и вы увидите, что в статье «Рабочий» этот же самый метод рекомендуется фермерам как испытанный метод. (назад)

9 «Для всех, кто получает поштучную плату… выгодно увеличение продолжительности труда за установленные законом границы. Такая готовность работать чрезмерное время особенно часто наблюдается среди женщин-ткачих и мотальщиц» («Reports of Insp. of Fact, for 30th April 1858», p. 9). «Эта система поштучной платы, столь выгодная для капиталиста… направлена непосредственно к тому, чтобы побудить юного горшечника работать чрезмерно продолжительное время в течение 4 или 5 лет, причём он получает поштучно, но по весьма низкой расценке. Это одна из главных причин, вызывающих физическую дегенерацию горшечников» («Children's Employment Commission. 1st Report», p. XIII). (назад)

10 «Если в каком-нибудь производстве труд оплачивается сдельно по стольку-то за штуку, то… заработные платы различных рабочих могут очень значительно отличаться друг от друга по размерам… При подённой же работе существует обыкновенно однообразная оценка… признанная и предпринимателем и рабочим нормой заработной платы для средних рабочих данного производства» (Dunning, цит. соч., стр. 17). (назад)

11 «Труд ремесленников-подмастерьев регулируется или подённо, или поштучно (à la journée ou à la pièce)… Хозяева приблизительно знают, сколько продукта могут ежедневно изготовить рабочие данного ремесла, и поэтому зачастую оплачивают их пропорционально произведённому продукту; при этом собственный интерес подмастерьев, независимо от надзора, побуждает их трудиться возможно дольше» (Cantillon, «Essai sur la Nature du Commerce en général», ed. Amsterdam, 1756, p. 185, 202. Первое издание вышло в 1755 г.). Таким образом, Кантильон, из которого обильно заимствовали Кенэ, сэр Джемс Стюарт и А. Смит, изображает здесь поштучную заработную плату просто как модифицированную форму повременной заработной платы. Французское издание Кантильона имеет на заглавной странице пометку, будто это перевод с английского, между тем английское издание «The Analysis of Trade, Commerce etc.» by Philip Cantillon, late of the City of London, Merchant, не только вышло после французского (в 1759 г.), но и по самому содержанию своему представляет собой позднейшую переработку.

Так, например, во французском издании Юм ещё не упоминается, а в английском, наоборот, Петти почти уже не фигурирует. Английское издание теоретически менее значительно, но зато содержит всякого рода специальный материал относительно английской торговли, торговли благородными металлами и т.д., чего нет во французском издании. Поэтому фраза в заглавии английского издания, гласящая, что работа эта «taken chiefly from the Manuscript of a very ingenious Gentleman deceased, and adapted etc.» [«заимствована главным образом из рукописи одного высокоодарённого джентльмена, ныне умершего, адаптирована и т. д.»], представляется больше, чем просто выдумкой, обычной для того времени12. (назад)

12  Автором книги «Essai sur la nature du commerce en général» («Опыт о природе торговли вообще») является Ричард Кантильон. Для английского издания этот труд подвергся переработке родственником Ричарда Кантильона Филипом Кантильоном. (назад)

13 «Сколько раз приходилось нам видеть в некоторых мастерских скопление большего количества рабочих, чем это нужно для выполнения имеющейся там работы. Часто берут рабочих на случай какой-либо непредвиденной работы, иногда существующей только в воображении; так как рабочим платят поштучно, то хозяин ничем не рискует, потому что при этом весь ущерб, происходящий от потери времени, ложится исключительно на остающихся без занятий рабочих» (H. Grégoir. «Les Typographes devant le Tribunal Correctionnel de Bruxelles», Bruxelles, 1865, p. 9). (назад)

14 «Remarks on the Commercial Policy of Great Britain». London, 1815, p. (назад)

15 «A Defence of the Landowners and of Farmers of Great Britain». London, 1814, p. 4, 5. (назад)

16 Malthus. «Inquiry into the Nature etc. of Rent». London, 1815. (назад)

17 «Рабочие, получающие поштучную плату, составляют, вероятно, 4/5 всех фабричных рабочих» («Rep. of Insp. of Fact, for 30th April 1858», p. 9). (назад)

18 «Производительная сила его прядильной машины точно измерена, и размеры платы за труд, совершаемый при её помощи, уменьшаются с ростом её производительной силы, хотя и не в той же пропорции» (Ure. «Philosophy of Manufactures», p. 317). Последнее апологетическое замечание сам же Юр уничтожает в дальнейшем изложении. Он признаёт, например, что при удлинении мюля добавочный труд вызывается самый этим удлинением. Следовательно, труд уменьшается не в той степени, в какой растёт его производительность. Далее: «При таком увеличении машины её производительная сила возрастает на 1/5. Если это действительно совершится, прядильщик уже не будет получать за данное количество труда ту плату, какую он получал раньше; но так как его плата не уменьшится точно на 1/5, то это усовершенствование увеличит его денежный заработок за данное число рабочих часов», — но… но «вышесказанное требует известной поправки… прядильщик из своих добавочных шести пенсов должен уплатить кое-что на содержание малолетних подручных… которые вытесняют часть взрослых рабочих» (там же, стр. 320, 321), что отнюдь не свидетельствует о тенденции к возрастанию заработной платы. (назад)

19 Н. Fawcett. «The Economic Position of the British Labourer». Cambridge and London, 1865, p. 178. (назад)

20 В лондонской газете «Standard» от 26 октября 1861 г. мы находим отчёт о процессе фирмы Джон Брайт и К°, «привлёкшей в Рочдейле членов тред-юниона ткачей ковров к суду по обвинению в запугивании. Фирма Брайт ввела новые машины, которые вырабатывают 240 ярдов ковра в такое же время и с такой же затратой труда (!), каких раньше требовало производство 160 ярдов. Рабочие не имеют основания претендовать на долю той прибыли, которая создаётся благодаря тому, что капитал их предпринимателей затрачивается на технические усовершенствования. Исходя из этого, гг. Брайт предложили понижение заработной платы с 11/2 пенсов до 1 пенса за ярд, причём общий заработок рабочего за данный труд остаётся совершенно таким же, как раньше. Тут было только номинальное понижение платы, о котором, как утверждают, рабочие не были предупреждены заранее». (назад)

21 «Тред-юнионы, стараясь поддерживать определённый уровень заработной платы, стремятся добиться участия в прибыли, проистекающей от улучшения машин!» (Ужасно!..) «Они требуют повышения платы на том основании, что труд сокращается… другими словами: они стремятся обложить налогом промышленные усовершенствования» («On Combination of Trades». New Edit., London, 1834, p. 42). (назад)

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!









К записи "Поштучная заработная плата" Один комментарий

Поучительная притча «Почему людям платят по-разному»:

Один работник заходит к хозяину и спрашивает:

– А почему ты платишь мне всего рубль в неделю, в то время как Елисею — пятнадцать? Хозяин смотрит в окно и говорит:

– Слышу, кто-то едет. Нам сена на зиму нужно купить. Выйди-ка, посмотри, не сено ли везут.

Вышел работник.

Зашел и говорит:

– Правда, сено.

– А не знаешь, откуда? Может, с Лукьяновских лугов?

– Не знаю.

– Так сходи и спроси.

Пошел тот.

Снова входит:

– Точно, с Лукьяновских.

– А сено какого укоса – первого или второго?

– Не знаю.

– Так сходи, узнай!

Вышел работник.

Возвращается:

– Хозяин! Первого укоса!

– А не знаешь, почем?

– Не знаю.

– Так сходи, узнай.

Сходил.

Вернулся и говорит:

– Хозяин! По двадцать рублей.

– А дешевле не дают?

– Не знаю.

В этот момент входит Елисей и говорит:

– Хозяин! Мимо везли сено с Лукьяновских лугов первого укоса. Просили по 20 рублей. Сторговались по 17 за воз. Я их загнал во двор, сейчас разгружают.

Хозяин поворачивается к первому:

– Теперь ты понял, почему тебе платят 1 рубль, а Елисею – 15?!


Оставить комментарий

*

Экономика
Эволюция и развитие мировой экономики

Поиск по сайту:

Архивы

Обратите внимание:

Избранное видео