Экономическая азбука        05 октября 2011        11         Комментариев нет

Концептуальная порочность системы глобального мирового хозяйства как основа кризиса финансовых рынков

Приступая к фундаментальному анализу кризиса глобальной финансовой системы, необходимо иметь в виду, что эта проблема, как впрочем, и любая другая, может решаться лишь в рамках конкретной всеобъемлющей концепции, жизнестроя общества. Это так, хотя в 99% случаев исполнители и разработчики не осознают свою подсознательную мировоззренческую приверженность конкретной концепции.

Порочность системы глобального мирового хозяйстваТот факт, что множество справедливо указанных на прошлой встрече частных проблем глобальной кредитно-финансовой системы зашли в тупик, является прямым свидетельством неработоспособности доминировавшей последние 3 тысячи лет концепции управления, известной в наше время в качестве Библейской, по которой живет так называемый «Запад» (Евро-Американский конгломерат). Эта концепция, исправно служившая хозяевам с XIII в. до н.э., на стыке II и III тысячелетий полностью исчерпала себя, и выход из финансового тупика не может быть найден не только в рамках экономической системы, но и в рамках Библейской концепции управления. Наиболее ярко этот период в глобальной истории человечества охарактеризовал Ф.И.Тютчев: «Был день, когда Господней правды молот, громил, дробил Ветхозаветный Храм. И собственным мечом своим заколот, в нем издыхал первосвященник сам».

Поиск должен вестись в надфинансовой внеэкономической сфере, в сфере мировоззрения, ибо кризис вызван объективной порочностью библейских стандартов, по которым живет Запад, усердствуя в навязывании их всему человечеству. Мы вынуждены будем пересмотреть многие из тысячелетних стереотипов, отказаться от многого, что всегда считалось само собой разумеющимся. Оформлением в лексических формах этого нового мировоззрения-концепции, альтернативной Библейской, и занята последние 10 лет петербургская Концептуальная аналитическая группа под названием “Внутренний предиктор СССР (Соборной Социально-Справедливой России)”. Сегодня же я фрагментарно коснусь лишь одного из шести надгосударственных управленческих приоритетов концептуальной власти – экономического. Существо же всей Концепции Общественной Безопасности предъявлено мировой общественности в Интернете (http://www.dotu.ru).

Глобальное мировое хозяйство формировалось по существу в течение XX века, его признаком является сопоставимость объемов товарооборота международной торговли большинства государств[en] с объемом товарооборота их внутренней торговли. До начала же XX века каждая из региональных цивилизаций вела хозяйство на основе собственных практических навыков управления, хранимых в культурных традициях и базирующихся на собственном мировоззрении. Понятно, что мировоззренческие стандарты определяют как систему хозяйствования, так и законодательную базу общества, вторичную по отношению к ним. К примеру, законодательные нормы будут исключать друг друга для цивилизации, живущей по принципу Пепси: «Бери от жизни всё, после нас хоть потоп», и для цивилизации, исповедующей принцип: «Сохраним всё для будущих потомков».

Вследствие опережающего роста производственных мощностей, базирующегося на кровавой агрессии, по отношению к иным региональным цивилизациям, Библейская (Западная) цивилизация оказалась в роли архитектора глобального мирового хозяйства, «нового мирового порядка». Это и является драмой всего человечества, ибо Запад никогда не располагал ни практическими навыками, ни экономическими теориями, пригодными для организации хозяйства так, чтобы общество не разрушало биосферу, развивалось без войн и кризисов, чтобы люди не были бездомными и обделенными по причинам, предопределенным укладом жизни общества в целом, а не ими самими. Все без исключения экономические теории Запада обучают лишь тому, как частному предпринимателю набить свой собственный карман, причем на разрухе системы производства, как свидетельствует нынешний опыт новых русских, эти задачи решаются наиболее успешно.

Для выявления порочности Библейской концепции на уровне экономического приоритета, представим себе глобальное хозяйство в виде наиболее общей модели, состоящей из двух блоков: производственно-потребительской системы (ППС) и кредитно-финансовой системы (КФС). При этом все общественно-полезное, как товары, так и услуги, все потребительские стоимости создаются исключительно в ППС. КФС по определению ничего не создает и является сферой обслуживания, упрощающей функционирование ППС и прежде всего в сфере продуктообмена, организуя денежное сопровождение товарных потоков.

Для логики, не извращенной порочными стереотипами, представляется естественным и очевидным, что услуги КФС должны оплачиваться ППС по принципу финансирования любой иной сферы обслуживания производства. Изначально же все платежеспособные возможности должны формироваться исключительно в ППС пропорционально созданным потребительским стоимостям. Однако в процессе специализации видов деятельности участники производительного труда настолько передоверились специалистам КФС, что те, пользуясь бесконтрольностью, злонамеренно привнесли в практику ее функционирования схемы прямого неприкрытого обворовывания ППС в пользу КФС. Впоследствии эта схема закрепилась как само собой разумеющаяся, а под прямые хищения были подведены разрешительные законодательные нормы, экономические теории, превратившие их в один из видов предпринимательства под названием «банковское дело», а фактически в воровство в законе. Инструментом такого воровства является ссудный процент и с неизбежностью порождаемое им ростовщичество, сопряженное с получением доходов вне сферы созидания.

В то время как участники ППС растят хлеб, варят сталь, участники КФС печатают одни бумаги, называя ее деньгами, «вкладывают» их в иные выпущенные бумаги, к примеру, под названием ГКО, а в конце года без создания чего бы то ни было общественно полезного, без связи с ППС, внутри КФС самообразуется прибыль и покупательная способность, с которой участники КФС выходят на рынок потребительских товаров и изымают их у участников ППС, с неизбежностью порождая инфляцию. Эта инфляция используется ими же для объяснения причин отличия по произволу устанавливаемого ссудного процента от нуля. Хотя инфляция влияет на причину возникновения ссудного процента так же, как раскачивающиеся ветки деревьев влияют на причину возникновения и силу ветра. Связь же между темпами инфляции и размером ссудного процента действительно столь же устойчива, как и связь амплитуды качания веток с силой ветра. Ссудный процент с неизбежностью порождает инфляцию, создавая необеспеченные покупательские возможности, а говорить о развитии производства, если учетная ставка превосходит 7%, могут только методологически несостоятельные специалисты. Не случайно рецепты МВФ по отношению к нашей стране меняются на прямо противоположные применительно к США. Нашу экономику «лечили» безумным ростом ссудного процента. При выявлении негативных тенденций в экономике США ссудный процент со своего порогового значения в 6,5% прошел многоступенчатое снижение.

Ссудный процент является параметром глобального надгосударственного управления, инструментом концептуальной власти, устанавливающим «финансовую атмосферу» как внутри государства, так и в системе межгосударственных отношений. Произвольно манипулируя его размером и соотношениями собственных и заемных средств платежа, любую из стран, тем более клюющую на удочку внешних заимствований под процент, можно направить курсом разорения, как это сделано в отношении России[en]. Наличие в системе управления страной, а равно и в управлении глобальным хозяйством ссудного процента, отличного от нуля, разрушает замкнутые контуры циркуляции средств платежа, целостность управляемой системы и с неизбежностью ведет к убийственным кризисам, включая военные. Можно доказать математически строго, что импульсное возмущение в стоимости кредитного ресурса с неизбежностью разрушает целостную многоотраслевую макроэкономическую сборку, при этом первыми из неё выпадают кредитоёмкие отрасли с длинным периодом оборота капитала (сельское хозяйство, машиностроение и т.п.). Это произойдёт даже при скачке к нынешним недопустимо высоким 25% годовых, не говоря уже о той разрушительной ударной волне, когда безумная доходность финансового сектора была умышленно доведена до 200% годовых. Положительным в этом случае явился тот факт, что для любого здравомыслящего, не зомбированного человека многовековая алгоритмика, незаметно работавшая на периодах, превышающих время жизни одного поколения людей, в полной мере обнажила себя на протяжении нескольких лет.

Проценты на кредит и на неоплаченный процент по кредиту в силу своего экспоненциального характера нарастания являются по своей методологической сути раковым заболеванием КФС, ибо их развитие описывается математическими закономерностями, характерными для злокачественных опухолей. Тем не менее, ростовщичество освящено Библией как инструментарий порабощения чужих стран и народов. Эти установки даны во Второзаконии и в книге пророка Исаии и положены в основу сценарных разработок хозяев мировой КФС. Процитируем эту Доктрину «Второзакония – Исаии»:

“Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост, иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост. И будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобою не будут господствовать.] Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их – служить тебе…, народ и царства, которые не захотят служить тебе – погибнут, и такие народы совершенно истребятся.” (Второзаконие 23: 19, 28:12, Исаия 60 : 10-12).

В большинстве региональных цивилизаций, кроме Западной, отношение к ростовщичеству было принципиально иным, оно практически всегда ограничивалось либо пресекалось в корне вплоть до смертной[en] казни. Секрет японского чуда состоит прежде всего в том, что японские банки всегда работали в режиме инвестиционных фондов, а не ростовщических контор. Образуя сбалансированный тандем с научно-производственным комплексом, они обеспечивают успешное развитие Японии при полном отсутствии, в отличие от России, источников сырья и иных ресурсов. Их доходы формируются как часть доходов производящих корпораций, ссудный же процент составлял десятые доли процента в год, а в настоящее время строго равен нулю.

Как известно, исламские банки вообще не имеют права получать что-либо в виде процентных доходов. Коран на экономическом приоритете напрямую противостоит Библии, расценивая предоставление денег под процент как самый тяжкий грех. “Те, которые берут лихву, восстанут [в Судный день], как восстанет тот, кого шайтан своим прикосновением обратил в безумца. Это им в наказание за то, что они говорили: “Воистину торговля — то же, что и лихва”. Но торговлю Аллах дозволил, лихву запретил. Если к кому-либо [из ростовщиков] придет увещевание от Аллаха, и если он поступит согласно этому увещеванию, то ему простятся прошлые его грехи” (Коран, Сура 2: 275).

Александр Сергеевич Пушкин, имевший доступ к информации о глобальных схемах надгосударственного управления, в образной форме глубоко символично выразил свое отношение к будущему ссудного процента и ростовщичества.

Бесенок под себя поджав свое копыто,

Крутил ростовщика у адского огня.

Горячий капал жар в копченое корыто

И лопал на огне печеный ростовщик.

* * *

Сей казни смысл велик:

Одно стяжание имев всегда в предмете,

Жир должников сосал сей злой старик

И их крутил безжалостно на вашем свете.

(А.С. Пушкин, ПСС т.3-1, М., 1995, стр. 281)

Таким образом, кризис, который обсуждается на нашей встрече, в своей основе не есть финансовый кризис. Это кризис Мировоззрения, позволивший подменить общественно-полезные функции КФС на объективно порочные, общественно неприемлемые. Такая подмена вызвала кризис глобальной системы мирового хозяйства с вытекающими из него потрясениями фондовых и валютных рынков. Никакие частные меры уже не спасут ни финансовый рынок, ни Библейскую концепцию, преодоление кризиса возможно только путем перевода общества на новую Концепцию Общественной Безопасности, в рамках которой должны быть установлены государственные Конституционные законодательные нормы, вводящие запрет на ссудный процент, на ростовщичество. Инициаторами введения аналогичных норм в практику международных отношений, предложений на уровне Организации Объединенных Наций могли бы выступить страны-участницы нашей Деловой встречи. Это абсолютно необходимое условие преодоления рассматриваемого нами кризиса, сбалансированного функционирования глобального мирового хозяйства. КФС должна быть поставлена на подобающее ей место сферы обслуживания. Её ныне баснословные на фоне общей нищеты доходы должны формироваться не в виде бесконтрольно возникающих пузырей из ничего, а лишь как вторичная часть от тех реальных обеспеченных доходов, которые создаются в ППС при непосредственном участии подразделений КФС.

Что касается России, то применительно к нашей стране алгоритмика практического решения этих вопросов должна исключать поиск виновных, демонстративные наказания. Борьба с персоналиями и даже с отдельными структурами – удел концептуально безграмотного государственного управления. Сегодня от имени нашей группы я уполномочен обратиться в стенах Кремля к Президенту РФ В.В.Путину с предложением взять на вооружение разработанную в рамках общественной инициативы Концепцию Общественной Безопасности, с существом которой руководство Китая, к примеру, детально знакомо еще с 1995 года. Все необходимые предпосылки для плавной отстройки от внешнего управления в стране созданы. На базе предложенной Концепции от смены декораций можно перейти к полному изменению системы, причем не столько государственного, сколько надгосударственного управления. В сфере экономики такие перемены невозможны, если президентскими структурами страны (финансовый блок не полномочен в постановке таких проблем) не будет осмыслена глубочайшая мировоззренческая позиция разбирающегося в этих вопросах М.Ротшильда: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создает ее законы». Она безукоризненно точно реализована в отношении России, деньгами которой ни Парламент, ни Правительство не управляют. Им предоставлено лишь неограниченное право поиграть в те законодательные и управленческие игрушки, которые бы не затрагивали по существу систему надгосударственного управления деньгами страны, органичной составной частью, которой является Центральный Банк, фактически выведенный из подчинения России. Так что недавний уникальный визит главы дома Ротшильдов в Россию далеко не случаен. Как бы не обставлялись цели визита официально, для понимающих ясно, что на эгрегориальном уровне визит представителя хозяев международной КФС «случайно» совпал по времени с моментом, когда Президентом страны был поставлен вопрос об изменении статуса Центрального Банка, о его национализации и переводе в статус государственного учреждения, как писалось в прессе. В результате таких перемен управление деньгами страны, зарплатами служащих ЦБ могли бы оказаться в руках Президента, что явным образом не устраивает нынешних хозяев ЦБ, выполняющего функции программно-адаптивного модуля, встроенного во внутригосударственную систему управления.

© В.А. Ефимов, к.т.н., зав. кафедрой теории и практики управления Института Концептуальной аналитики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Рубрики