Последнее обновление: 13 апреля 2016 в 10:49
Подпишись на новости сайта:
       

Рубрики

5 апреля 2015

5. Борьба между рабочим и машиной

Борьба между капиталистом и наёмным рабочим начинается с самого возникновения капиталистического отношения. Она бушует в течение всего мануфактурного периода1. Но только с введением машин рабочий начинает бороться против самого средства труда, этой материальной формы существования капитала. Он восстаёт против этой определённой формы средств производства как материальной основы капиталистического способа производства.

Почти вся Европа пережила в XVII веке возмущения рабочих против так называемой Bandm?hle (называвшейся также Schnurm?hle или M?hlenstuhl) — машины для тканья лент и галунов2. В конце первой трети XVII века ветряная лесопильня, построенная одним Борьба между рабочим и машинойголландцем близ Лондона, была уничтожена в результате бунта черни. Ещё в начале XVIII века лесопильные машины, приводимые в движение водой, лишь с трудом преодолевали в Англии сопротивление народа, встречавшее поддержку парламента. В 1758 году, когда Эверет построил первую стригальную машину, приводившуюся в движение водой, её сожгли 100 000 человек, оставшихся без работы. Против scribbling mills [чесальных машин] и чесальных машин Аркрайта 50 000 рабочих, которые до того времени жили расчёскою шерсти, обратились с петицией к парламенту. Массовое разрушение машин в английских мануфактурных округах в течение первых 15 лет XIX века, направленное в особенности против парового ткацкого станка и известное под названием движения луддитов, послужило антиякобинскому правительству Сидмута, Каслри и т. д. предлогом для самых реакционных насильственных мер. Требуются известное время и опыт для того, чтобы рабочий научился отличать машину от её капиталистического применения и вместе с тем переносить свои атаки с материальных средств производства на общественную форму их эксплуатации4.

Борьба, которая велась в мануфактуре из-за размеров заработной платы, принимает мануфактуру как факт и во всяком случае не направлена против её существования. Поскольку же борьба направлена против образования мануфактур, её ведут не наёмные рабочие, а цеховые мастера и привилегированные города. Поэтому среди авторов мануфактурного периода господствует взгляд на разделение труда как на средство заместить потенциальных рабочих, а не вытеснить действительных. Различие это очевидно. Если, например, говорят, что в Англии потребовалось бы 100 миллионов человек для того, чтобы при помощи старой прялки переработать тот хлопок, который теперь при помощи машин перерабатывают 500 000 человек, то это, разумеется, вовсе не означает, что машины заняли место этих миллионов, которые никогда и не существовали. Это означает только, что для замещения прядильных машин потребовалось бы много миллионов рабочих. Напротив, если говорят, что паровой ткацкий станок выбросил в Англии 800 000 ткачей на мостовую, то речь идёт не о замещении существующих машин определённым числом рабочих, а наоборот, о существовании известного числа рабочих, которые фактически были замещены или вытеснены машинами. В мануфактурный период основой продолжал оставаться ремесленный способ производства, хотя и разложенный на отдельные операции. При относительно малом количестве городских рабочих, завещанных средними веками, потребности новых колониальных рынков не могли быть удовлетворены, и собственно мануфактуры открыли тогда сельскому населению, которое по мере разложения феодализма сгонялось с земли, новые области производства. Поэтому тогда разделение труда и кооперация в мастерской больше обнаруживали свою положительную сторону — повышение производительности занятых рабочих5. Правда, кооперация и комбинация средств труда в руках немногих, применённые в земледелии, вызвали, — во многих странах задолго до периода крупной промышленности, — крупные, внезапные и насильственные революции в способе производства, а потому и в условиях жизни и средствах занятости сельского населения. Но эта борьба первоначально разыгрывается больше между крупными и мелкими земельными собственниками, чем между капиталом и наёмным трудом; с другой стороны, поскольку рабочие вытесняются средствами труда — овцами, лошадьми и т. д., — акты непосредственного насилия создают здесь первую предпосылку промышленной революции. Сначала рабочие прогоняются с земли, а потом приходят овцы. И только расхищение земли в большом масштабе, как, например, в Англии, создаёт арену для крупного земледелия6. Поэтому при своём начале этот переворот в земледелии имел внешнюю видимость скорее политической революции.

Средство труда, выступив как машина, тотчас же становится конкурентом самого рабочего7. Самовозрастание капитала при помощи машин прямо пропорционально числу рабочих, у которых они разрушают условия существования. Вся система капиталистического производства основывается на том, что рабочий продаёт свою рабочую силу как товар. Разделение труда делает эту рабочую силу односторонней, превращая её в совершенно частичное искусство управлять отдельным частичным орудием. Когда и управление орудием переходит к машине, вместе с потребительной стоимостью рабочей силы исчезает и её меновая стоимость. Рабочий не находит себе покупателя подобно тому, как никто не берёт изъятые из обращения бумажные деньги. Часть рабочего класса, которую машина превращает таким образом в излишнее население, т. е. такое, которое непосредственно уже не требуется для самовозрастания капитала, с одной стороны, гибнет в неравной борьбе старого ремесленного и мануфактурного производства против машинного, а с другой — наводняет более доступные отрасли промышленности, переполняет рынок труда и понижает поэтому цену рабочей силы ниже её стоимости. Говорят, будто большим утешением для пауперизованных рабочих должно служить то обстоятельство, что, с одной стороны, их страдания только «временные» («a temporary inconvenience»), а с другой стороны — машина ведь лишь постепенно овладевает всем полем производства, благодаря чему уменьшаются размах и интенсивность её разрушительного действия. Одно утешение побивается другим.

Когда машина постепенно овладевает известной сферой производства, она производит хроническую нищету в конкурирующих с нею слоях рабочих. Когда переход совершается быстро, её действие носит массовый и острый характер. Всемирная история не знает более ужасающего зрелища, чем постепенная, затянувшаяся на десятилетия и завершившаяся, наконец, в 1838 г. гибель английских ручных хлопчатобумажных ткачей. Многие из них умерли голодной смертью[en], многие долго влачили существование со своими семьями на 21/2 пенса в день8. Напротив, английские хлопчатобумажные машины произвели острое действие на Ост-Индию, генерал-губернатор которой констатировал в 1834–1835 годах: «Бедствию этому едва ли найдётся аналогия в истории торговли. Равнины Индии белеют костями хлопкоткачей». Конечно, поскольку эти ткачи расстались с сей временной жизнью, постольку машина уготовала им только «временные страдания». Впрочем, «временное» действие машин оказывается постоянным, потому что они завоёвывают всё новые и новые сферы производства. Таким образом, тот характер самостоятельности и отчуждённости, который капиталистический способ производства вообще придаёт условиям труда и продукту труда по отношению к рабочему, с появлением машин развивается в полную противоположность между рабочими, с одной стороны, условиями труда и продуктами труда — с другой9. Поэтому вместе с машинами впервые появляется стихийное возмущение рабочего против средства труда.

Средство труда убивает рабочего. Конечно, всего осязательнее проявляется эта прямая противоположность в тех случаях, когда вновь вводимая машина вступает в конкуренцию с традиционным ремесленным или мануфактурным производством. Но и в пределах само?й крупной промышленности постоянное усовершенствование машин и развитие автоматической системы действуют аналогичным образом.

«Постоянная цель усовершенствования машин заключается в том, чтобы сократить ручной труд или усовершенствовать производственный процесс на фабрике, заменяя в том или ином звене производственной цепи человеческий аппарат железным»10. «Применение силы пара или воды к машинам, которые прежде приводились в движение рукой, случается каждый день… Постоянно производятся всё новые и новые сравнительно мелкие усовершенствования в машинах, имеющие своей целью экономию двигательной силы, улучшение продукта, увеличение производства при неизменности времени или вытеснение ребёнка, женщины или мужчины, и хотя на первый взгляд они не имеют большого значения, тем не менее, они дают важные результаты»11. «Во всех случаях, когда известная операция требует большого искусства и уверенной руки, её стараются по возможности быстрее взять из рук слишком искусного и часто склонного ко всяческой беспорядочности рабочего и передать особому механизму, который действует с такой регулярностью, что наблюдать за ним может ребёнок»12. «При автоматической системе талант рабочего всё более вытесняется»13. «Усовершенствование машин позволяет не только уменьшить число занятых взрослых рабочих, необходимых для достижения определённого результата, но и заменяет одну категорию человеческого труда другой: более искусных — менее искусными, взрослых — детьми, мужчин — женщинами. Все эти перемены вызывают постоянные колебания в уровне заработной платы»14. «Машина непрерывно выбрасывает взрослых с фабрики»15.

Победное шествие машинной системы, вызванное сокращением рабочего дня, продемонстрировало нам исключительную её эластичность, достигнутую в результате накопления практического опыта, в результате уже имеющегося в наличии количества механических средств и постоянного прогресса техники. Но кто мог бы в 1860 г., когда английская хлопчатобумажная промышленность достигла зенита, предвидеть те стремительные усовершенствования в машинах и соответствующее им вытеснение ручного труда, которые были вызваны в следующие три года таким стимулом, как Гражданская война в Америке? Здесь достаточно будет пары примеров из официальных данных английских фабричных инспекторов по этому вопросу. Один манчестерский фабрикант заявляет:

«Вместо 75 кардных машин нам теперь требуется только 12, при которых мы получаем прежнее количество такого же, если не лучшего качества… Экономия на заработной плате составляет 10 фунтов стерлингов в неделю, экономия на хлопковом угаре 10%». В одной манчестерской тонкопрядильне «ускорением движения и введением различных автоматических процессов в одном отделении устранена 1/4, в другом свыше половины рабочего персонала, между тем как гребенная машина, заменившая вторую кардную машину, сильно уменьшила число рук, занятых раньше в чесальном отделении».

Другая прядильная фабрика определяет свою общую экономию на «руках» в 10%. Господа Гилмор, владельцы прядильных фабрик в Манчестере, заявляют:

«В нашем трепальном отделении сбережения на «руках» и заработной плате, сделанные благодаря новым машинам, мы определяем в целую треть… в отделении банкаброшей и в отделении ленточных машин сбережения на издержках и руках составляют около трети; в прядильном отделении сбережения на издержках — около трети. Но и это не всё: наша пряжа, направляемая к ткачу, настолько улучшена благодаря применению новых машин, что он получает больше ткани и лучшего качества, чем при прежней машинной пряже»16.

Фабричный инспектор А. Редгрейв замечает по этому поводу:

«Уменьшение числа рабочих при увеличении производства быстро прогрессирует; на шерстяных фабриках недавно началось новое сокращение числа рук, и оно всё продолжается; несколько дней тому назад один школьный учитель, живущий близ Рочдейла, сказал мне, что большое сокращение числа детей — учащихся девочек в школах объясняется не только давлением кризиса, но и изменениями в машинах шерстяных фабрик, вследствие чего было рассчитано в общем 70 рабочих, занятых половину времени»17.

Следующая таблица18. показывает общий результат механических усовершенствований в английской хлопчатобумажной промышленности, обязанных своим появлением Гражданской войне в Америке.

Число фабрик
 1857 г.  1861 г.  1868 г.
Англия и Уэльс…… 2 046 2 715 2 405
Шотландия…… 152 163 131
Ирландия…… 12 9 13
Соединённое королевство…… 2 210 2 887 2 549
Число паровых ткацких станков
 1857 г.  1861 г.  1868 г.
Англия и Уэльс…… 275 590 368 125 344 719
Шотландия…… 21 624 30 110 31 864
Ирландия…… 1 633 1 757 2 746
Соединённое королевство…… 298 847 399 992 379 329
Число веретён
 1857 г.  1861 г.  1868 г.
Англия и Уэльс…… 25 818 576 28 352 125 30 478 228
Шотландия…… 2 041 129 1 915 398 1 397 546
Ирландия…… 150 512 119 944 124 240
Соединённое королевство…… 28 010 217 30 387 467 32 000 014
Число занятых рабочих
 1857 г.  1861 г.  1868 г.
Англия и Уэльс…… 341 170 407 598 357 052
Шотландия…… 34 698 41 237 39 809
Ирландия…… 3 345 2 734 4 203
Соединённое королевство…… 379 213 451 569 401 064

Итак, с 1861 по 1868 год исчезло 338 хлопчатобумажных фабрик, т. е. более производительные и более крупные машины сосредоточились в руках меньшего числа капиталистов. Число паровых ткацких станков уменьшилось на 20 663; но продукт их в то же время увеличился, так что усовершенствованный ткацкий станок даёт теперь больше, чем старый. Наконец, число веретён возросло на 1 012 547, между том как число занятых рабочих уменьшилось на 50 505. Следовательно, та «временная» нищета, которой хлопковый кризис подавлял рабочих, была усилена и закреплена быстрым и непрерывным усовершенствованием машин.

Однако машина действует не только как могущественный конкурент, постоянно готовый сделать наёмного рабочего «избыточным». Она громогласно и преднамеренно прокламируется и используется капиталом как враждебная рабочему сила. Она становится самым мощным боевым орудием для подавления периодических возмущений рабочих, стачек и т. д., направленных против самодержавия капитала19. По Гаскеллу, паровая машина с самого начала сделалась антагонистом «человеческой силы» и дала капиталистам возможность разбивать растущие притязания рабочих, которые угрожали кризисом зарождающейся фабричной системе20. Можно было бы написать целую историю таких изобретений с 1830 г., которые были вызваны к жизни исключительно как боевые средства капитала против возмущений рабочих. Прежде всего мы напомним об автоматической мюль-машине, потому что она открывает новую эпоху автоматической системы21.

В своих показаниях перед Комиссией о тред-юнионах Несмит, изобретатель парового молота, делает следующее сообщение о тех усовершенствованиях в машинах, которые он ввёл вследствие большой и продолжительной стачки машиностроительных рабочих в 1851 году:

«Характерная черта наших современных механических усовершенствований — введение автоматических рабочих машин. Теперь машинному рабочему приходится не самому работать, а лишь наблюдать за прекрасной работой машины, что доступно всякому подростку. В настоящее время устранён весь класс рабочих, которые полагались исключительно на своё искусство. Раньше у меня на одного механика приходилось четыре подростка. Благодаря этим новым механическим усовершенствованиям я сократил число взрослых мужчин с 1 500 до 750. Следствием было значительное увеличение моей прибыли»22.

Об одной машине для печатания красками на ситцепечатных предприятиях Юр говорит:

«Наконец, капиталисты постарались освободиться от этого невыносимого рабства» (т. е. от тягостных для них условий договоров с рабочими), «призвав на помощь ресурсы науки, и скоро они были восстановлены в своих законных правах, — правах головы над другими частями тела».

Об одном изобретении для шлихтования основы, непосредственно вызванном стачкой, он говорит:

«Орда недовольных, мнившая себя непобедимой за старыми укреплениями разделения труда, обнаружила, что её обошли с флангов и её оборонительные сооружения при современной механической тактике сделались бесполезными. Ей пришлось сдаться на милость и гнев победителей».

Об изобретении автоматической мюль-машины он говорит:

«Она была призвана вновь восстановить порядок среди промышленных классов… Это изобретение подтверждает развитую уже нами доктрину, что капитал, заставив науку служить себе, постоянно принуждает мятежные руки труда к покорности»23.

Хотя работа Юра появилась в 1835 году, следовательно, в эпоху, когда фабричная система была развита ещё сравнительно слабо, она до сих пор остаётся классическим выражением духа фабрики не только по своему откровенному цинизму, но и по той наивности, с которой она выбалтывает нелепые противоречия капиталистического мозга. Например, развив ту «доктрину», что капитал при помощи науки, взятой им на содержание, «постоянно принуждает мятежные руки труда к покорности», он возмущается тем,

«что с известной стороны механико-физическую науку обвиняют в том, будто она идёт на службу деспотизму богатых капиталистов и служит орудием угнетения бедных классов».

После широковещательной проповеди о том, как выгодно для рабочих быстрое развитие машин, он предостерегает их, что своей непокорностью, стачками и т. д. они ускоряют развитие машин.

«Такие насильственные бунты», — говорит он, — «обнаруживают самый презренный вид человеческой близорукости, ту близорукость, которая делает человека своим собственным палачом».

Наоборот, несколькими страницами раньше говорится:

«Без этих сильных столкновений и перерывов, вызываемых ложными воззрениями рабочих, фабричная система развилась бы много быстрее и с ещё большей пользой для всех заинтересованных сторон». Потом он опять восклицает: «К счастью для населения фабричных округов Великобритании, усовершенствования в механике совершаются лишь постепенно». «Несправедливо», — говорит он, — «обвинять машины в том, будто они ведут к уменьшению заработной платы взрослых, вытесняя известную часть последних, благодаря чему их число начинает превышать потребность в труде. Но машины ведь увеличивают спрос на детский труд и таким образом повышают его заработки».

Но, с другой стороны, этот же утешитель защищает низкую заработную плату детей тем, «что она удерживает родителей от посылки своих детей на фабрики в слишком раннем возрасте». Вся его книга представляет собой прославление неограниченного рабочего дня, и если законодательство воспрещает истязать детей 13 лет больше 12 часов в сутки, то это напоминает его либеральной душе о самых мрачных временах средневековья. Это не мешает ему призывать фабричных рабочих к благодарственной молитве провидению за то, что оно посредством машин «создало им досуг для размышлений о своих нетленных интересах»24.


1 См., между прочим: John Houghton. «Husbandry and Trade improved». London, 1727. «The Advantages of the East-India Trade», 1720. John Belters. «Proposals for Raising a College of Industry». London, 1698. «Хозяева и рабочие, к сожалению, находятся в постоянной войне между собой. Неизменная цель первых — получать труд для себя по возможности дешевле: и они идут на любые ухищрения с этой целью, между тем как рабочие с равной настойчивостью пользуются всяким случаем, чтобы предъявить своим хозяевам повышенные требования». «An Inquiry into the Causes of the Present High Price of Provisions», 1767, p. 61, 62. (Автор — священник Натаниел Форстер — всецело стоит на стороне рабочих.) (назад)

2 Bandm?hle была изобретена в Германии. Итальянский аббат Ланчеллотти в работе, появившейся в Голландии в 1636 г., рассказывает: «Антон Моллер из Данцига почти 50 лет тому назад» (Ланчеллотти писал в 1629 г.) «видел в Данциге очень искусную машину, которая одновременно изготовляла от 4 до 6 кусков ткани; но так как городской совет опасался, что это изобретение может превратить массу рабочих в нищих, то он запретил применение машины, а её изобретателя приказал тайно задушить или утопить»3. В Лейдене такая же машина впервые была применена в 1629 году. Бунты позументщиков принудили магистрат сначала запретить её; Генеральные штаты постановлениями 1623, 1639 гг. и т. д. должны были ограничить её применение, наконец, она была допущена на известных условиях постановлением от 15 декабря 1681 года. «В этом городе», — говорит Боксхорн («Institutiones Politicae», 1663) о введении Bandm?hle в Лейдене, — «около 20 лет тому назад был изобретён ткацкий станок, на котором один работник мог производить ткани в большем количестве и легче, чем несколько человек могли бы без станка произвести в равное время. Но это вызвало жалобы и неудовольствие ткачей, и магистрат, в конце концов, воспретил употребление станка». Та же машина в 1876 г. запрещена в Кёльне, а одновременное введение её в Англии вызвало волнение рабочих. Императорским указом от 19 февраля 1685 г. употребление её было запрещено во всей Германии. В Гамбурге она по приказанию магистрата была подвергнута публичному сожжению. 9 февраля 1719 г. Карл VI возобновил указ 1685 г., а в курфюршестве саксонском она была разрешена для общего применения лишь в 1765 году. Эта машина, которая наделала столько шума, в действительности была предшественницей прядильных и ткацких машин, а следовательно, и промышленной революции XVIII века. Пользуясь ею, совершенно неопытный в ткачестве подросток, двигая шатун взад и вперёд, мог приводить в движение весь станок со всеми его принадлежностями; в своей усовершенствованной форме эта машина производила одновременно 40–50 штук. (назад)

3 Маркс цитирует работу С. Ланчеллотти «Современность, или Умы, не уступающие умам прошлых времён» («L’Hoggidi overo Gl’ingegni non inferiori a’passati») по книге: Бекман И. К истории изобретений.  Лейпциг, 1786, т. I, с. 125–126 (Beckmann. J. Beitr?ge zur Geschichte der Erfindungen. Leipzig, 1786, Bd I, S. 125–126). Данные о работе Ланчеллотти Маркс берёт также из этой книги Бекмана. (назад)

4 В старомодных мануфактурах ещё и в настоящее время иногда повторяются грубые формы возмущения рабочих против машин. Это имело место, например, среди шлифовальщиков Шеффилда в 1865 году. (назад)

5 Сэр Джемс Стюарт оценивает также и действие машин ещё совершенно в этом духе. «Я рассматриваю машины как средство увеличить (потенциально) число рабочих, которых не приходится кормить… Чем действие машины отличается от действия, вызываемого появлением новых жителей?» («Recherche des principes de l’?conomie politique», t. I, I. I, ch. XIX.) Много наивнее Петти, который говорит, что она заменяет «полигамию». Эта точка зрения применима самое большее для некоторых частей Соединённых Штатов. Напротив: «Редко можно с успехом воспользоваться машинами для того, чтобы уменьшить труд отдельного человека; её постройка потребовала бы больше времени, чем будет сбережено её применением. С действительной пользой она может применяться только в том случае, если действует в крупном масштабе, если одна машина может помогать труду тысяч. Соответственно этому они находят наибольшее применение в наиболее населённых странах, где больше всего незанятых людей. Применение машин вызывается не недостатком в людях, а лёгкостью, с какой возможно массы людей привлечь к работе» (Piercy Ravenstone. «Thoughts on the Funding System and its Effects». London, 1824, p. 45). (назад)

6 {К 4 изданию. Это относится и к Германии. Там, где у нас существует крупное земледелие, т. е, в особенности на востоке, оно сделалось возможным лишь вследствие «Bauernlegen» [«сгона крестьян с земли»], проводившегося начиная с XVI века, в особенности же после 1648 года. Ф. Э.} (назад)

7 «Машины и труд находятся в постоянной конкуренции» (Ricardo. «Principles of Political Economy», 3rd ed. London, 1821, p. 479). (назад)

8 До проведения закона о бедных 1833 г. конкуренция между ручным ткачеством и машинным ткачеством затягивалась в Англии из-за того, что вспомоществованиями от приходов пополняли заработную плату, упавшую далеко ниже минимума. «В 1827 г. его преподобие Тернер был ректором в Уилмслоу в Чешире, фабричном округе. Вопросы комитета по делам эмиграции и ответы Тернера показывают, каким образом поддерживалась конкуренция ручного труда против машин. Вопрос: «Не вытеснено ли применение ручных станков применением механических станков?» Ответ: «Несомненно; оно было бы вытеснено в ещё большей степени, чем это наблюдается в действительности, если бы ручные ткачи не имели возможности соглашаться на понижение заработной платы». Вопрос: «Но, соглашаясь на это, они нанимаются за плату, недостаточную для их существования, и рассчитывают на поддержку прихода, чтобы покрыть дефицит в средствах существования?» Ответ: «Да, конкуренция между ручным станком и механическим станком фактически поддерживается налогом в пользу бедных». Итак, унизительный пауперизм или эмиграция — вот благодеяния, которыми трудящиеся обязаны введению машин. Из уважаемых и до некоторой степени независимых мастеровых их низводят до положения раболепных босяков, живущих унизительным хлебом благотворительности. Вот что называют «временным страданием»» («A Prize Essay on the Comparative Merits of Competition and Co-operation». London, 1834, p. 29). (назад)

9 «Та же самая причина, которая увеличивает чистый доход страны» (т. е., как здесь же поясняет Рикардо, доход лендлордов и капиталистов, богатство которых с экономической точки зрения равно богатству нации), «может в то же время создавать избыточное население и ухудшить положение рабочего» (Ricardo. «Principles of Political Economy», 3rd ed. London, 1821, p. 469). «Постоянная цель и тенденция всякого усовершенствования механизма фактически заключается в том, чтобы совершенно избавиться от труда человека или уменьшить его цену посредством замены труда взрослых рабочих мужчин женским и детским трудом или труда обученных рабочих — трудом чернорабочих» (Ure. [«Philosophy of Manufactures», p. 23]). (назад)

10 «Reports of Insp. of Fact. 31st October 1858», p. 43. (назад)

11 «Reports etc. for 31st October 1856», p. 15. (назад)

12 Ure «Philosophy of Manufactures», p. 19. «Огромная выгода от машин, применяемых на кирпичных заводах, заключается в том, что они дают хозяину полную независимость по отношению к искусным рабочим» («Children’s Employment Commission. 5th Report». London, 1866, p. 130, № 46).

Добавление к 2 изданию. Господин А. Старрок, суперинтендант машинного отделения Большой Северной железной дороги, заявляет относительно машиностроения (производства локомотивов и т. д.): «Дорогие (expensive) английские рабочие требуются с каждым днём всё в меньшем и меньшем количестве. Производство увеличивается благодаря применению усовершенствованных инструментов, а этими инструментами управляет, в свою очередь, более низкая категория рабочих (a low class of labour)… Раньше все части паровой машины по необходимости производились квалифицированным трудом. Те же части в настоящее время производятся менее квалифицированным трудом, но при помощи хороших инструментов… Под инструментами я разумею машины, употребляемые при машиностроении» («Royal Commission on Railways. Minutes of Evidence», № 17 862 и 17 863. London, 1867). (назад)

13 Ure. «Philosophy of Manufactures», p. 20. (назад)

14 Там же, стр. 321. (назад)

15 Там же, стр. 23. (назад)

16 «Reports of Insp. of Fact. for 31st October 1863», p. 108 sqq. (назад)

17 «Reports of Insp. of Fact. for 31st October 1863», p. 109. Быстрое усовершенствование машин во время хлопкового кризиса позволило английским фабрикантам сразу по окончании Гражданской войны в Америке быстро вновь переполнить мировой рынок. Уже в последние 6 месяцев 1866 г. ткань почти невозможно было продать. Тогда начинается отправка товаров на консигнацию в Китай и Индию, что, разумеется, сделало переполнение рынка ещё более значительным. В начале 1867 года фабриканты прибегли к своему обычному средству — к понижению заработной платы на 5%. Рабочие оказали сопротивление и заявили, — теоретически это было совершенно правильно, — что единственный выход из создавшегося положения состоит в том, чтобы работать сокращённое время, 4 дня в неделю. После продолжительного сопротивления господа, которые сами называют себя капитанами промышленности, должны были согласиться на это, причём в некоторых местах заработная плата была понижена на 5% , в других же осталась без изменения. (назад)

18 Таблица составлена на основе данных трёх парламентских документов под общим заглавием «Factories» («Фабрики»): «Return to an Address of the Honourable the House of Commons, dated 15 April 1856» («Отчёт, представленный по запросу высокочтимой палаты общин от 15 апреля 1856 г.»); «Return to an Address of the Honourable the House of Commons, dated 24 April 1861» («Отчёт, представленный по запросу высокочтимой палаты общин от 24 апреля 1861 г.»); «Return to an Address of the Honourable the House of Commons, dated 5 December 1867» («Отчёт, представленный по запросу высокочтимой палаты общин от 5 декабря 1867 г.»). (назад)

19 «Отношения между хозяевами и рабочими на стекольных и бутылочных заводах — это хроническая стачка». Отсюда быстрое развитие производства прессованного стекла, при котором главные операция выполняются машинами. Одна фирма в Ньюкасле, которая раньше производила дутого стекла 350 000 ф. в год, теперь вместо того производит 3 000 500 ф. прессованного стекла («Children’s Employment Commission, 4tn Report», 1865, p. 262–263). (назад)

20 Gaskell. «The Manufacturing Population of England». London, 1833, p. 3–4. (назад)

21 Некоторые очень существенные новшества в применении машин в машиностроении были введены господином Фэрберном на его собственном машиностроительном заводе под влиянием стачек. (назад)

22 «Tenth Report of the Commissioners appointed to inquire into the Organization and Rules of Trades Unions and other Associations: together with Minutes of Evidence». London, 1868, p. 63, 64 («Десятый отчёт комиссии по изучению организации и уставов тред-юнионов и других ассоциаций, включающий протоколы показаний». Лондон, 1868, стр. 63, 64). (назад)

23 Ure. «Philosophy of Manufactures», p. 367–370. (назад)

24 Ure. «Philosophy of Manufactures», p. 368, 7, 370, 280, 322, 321, 475. (назад)

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!





Оставить комментарий

Экономика
Эволюция и развитие мировой экономики

Поиск по сайту:

Архивы

Обратите внимание:

Избранное видео