Последнее обновление: 29 июня 2017 в 23:42
Подпишись на новости сайта:
       

Рубрики

19 апреля 2015

Повременная заработная плата

Глава восемнадцатая

Сама заработная плата принимает, в свою очередь, очень разнообразные формы, о чём нет никаких сведений в руководствах по политической экономии, которые в своём грубом пристрастии к вещественной стороне дела пренебрегают всякими различиями формы.  Повременная заработная платаОднако описание всех этих форм относится к специальному учению о наёмном труде и, следовательно, не составляет задачи настоящего сочинения. Здесь будет уместно лишь кратко рассмотреть две господствующие основные формы.

Как мы помним, рабочая сила продаётся всегда на определённый период времени. Поэтому той превращённой формой, в которой непосредственно выражается дневная стоимость рабочей силы, недельная её стоимость и т. д., является форма «повременной заработной платы», т. е. подённая и т. д. заработная плата.

Заметим, прежде всего, что изложенные в пятнадцатой главе законы изменения цены рабочей силы и прибавочной стоимости превращаются в законы заработной платы путём простой перемены формы. Равным образом различие между меновой стоимостью рабочей силы и массой жизненных средств, в которые она превращается, представляется теперь в виде различия между номинальной и реальной заработной платой. Было бы излишне повторять в отношении формы проявления всё то, что было изложено относительно существенной формы. Мы ограничимся поэтому немногими характеризующими повременную заработную плату пунктами.

Та сумма денег1, которую рабочий получает за свой дневной, недельный и т. д. труд, образует сумму его номинальной заработной платы, т. е. заработной платы в её стоимостном выражении. Очевидно, однако, что в зависимости от продолжительности рабочего дня, т. е. в зависимости от количества труда, ежедневно доставляемого рабочим, одна и та же подённая, понедельная и т. д. заработная плата может представлять очень различную цену труда, т. е. очень различные денежные суммы за одно и то же количество труда2. Таким образом, при повременной плате необходимо, далее, различать общую сумму заработной платы — подённой, понедельной и т. д. — и цену труда. Но как найти эту цену, или денежную стоимость данного количества труда? Мы получим среднюю цену труда, если разделим среднюю дневную стоимость рабочей силы на число часов среднего рабочего дня. Пусть, например, дневная стоимость рабочей силы равняется 3 шилл., или стоимости, вновь созданной в 6 рабочих часов, и пусть рабочий день продолжается 12 часов; тогда цена одного часа труда

Повременная заработная платаНайденная таким образом цена рабочего часа служит единицей измерения цены труда.

Отсюда следует, что подённая, понедельная и т. п. заработная плата может оставаться неизменной, несмотря на постоянное падение цены труда. Так, например, если обычный рабочий день продолжается 10 часов, а дневная стоимость рабочей силы равна 3 шилл., то цена рабочего часа — 33/5 пенса; последняя упадёт до 3 пенсов, если рабочий день возрастёт до 12 часов, и до 22/6 пенса, если рабочий день возрастёт до 15 часов. Тем не менее, подённая и понедельная плата останутся неизменными. Наоборот, подённая или понедельная плата может возрастать, несмотря на то, что цена труда остаётся неизменной и даже падает. Так, например, при десятичасовом рабочем дне и дневной стоимости рабочей силы в 3 шилл. цена рабочего часа будет 33/5 пенса. Если рабочий вследствие увеличения объёма работы при той же самой цене труда станет работать 12 часов в день, то его подённая заработная плата возрастает до 3 шилл. 71/5 пенса без всякого изменения в цене труда. Тот же результат получился бы, если бы увеличилась не экстенсивная, а интенсивная величина труда3. Поэтому повышение номинальной подённой или понедельной платы может сопровождаться неизменной и даже падающей ценой труда. То же самое можно сказать относительно доходов рабочей семьи, поскольку к количеству труда, доставляемому главой семьи, прибавляется труд других её членов. Таким образом, существуют методы понижения цены труда, независимые от уменьшения номинальной подённой или понедельной заработной платы4.

Общий же закон таков: при данном количестве труда в день, в неделю и т. д. размеры подённой или понедельной заработной платы зависят от цены труда, которая, в свою очередь, изменяется или вместе с изменением стоимости рабочей силы, или с отклонением её цены от стоимости. Если, наоборот, дана цена труда, то подённая или понедельная заработная плата зависит от количества дневного или недельного труда.

Единица измерения повременной заработной платы, или цена рабочего часа, есть частное от деления дневной стоимости рабочей силы на число часов обычного рабочего дня. Пусть рабочий день составляет 12 часов труда, а дневная стоимость рабочей силы равна 3 шилл., или стоимости, представляющей собой продукт 6 рабочих часов. Цена рабочего часа будет при этих условиях 3 пенса, вновь созданная им стоимость 6 пенсов. Если мы предположим далее, что рабочий будет работать менее 12 часов в день (или менее 6 дней в неделю), например 6 или 8 часов, то он получит при той же самой цене труда всего 2 или 11/2 шилл. дневной платы5. Так как по нашему предположению он должен работать в среднем 6 часов в день, чтобы произвести дневную заработную плату, соответствующую стоимости его рабочей силы, так как согласно тому же предположению он затрачивает на себя лишь половину каждого часа труда, а другую половину работает на капиталиста, то очевидно, что он может заработать созданную шестичасовым трудом стоимость лишь в том случае, если проработает не менее 12 часов. Раньше мы видели разрушительные последствия чрезмерного труда, — здесь перед нами раскрывается источник тех страданий рабочего, которые порождаются его неполной занятостью.

Если часовая плата фиксируется так, что обязательство капиталиста состоит не в том, чтобы выдавать определённую дневную или недельную плату, а лишь в том, чтобы оплачивать те рабочие часы, в течение которых ему угодно дать занятие рабочему, то капиталист может сократить время труда рабочего по сравнению с теми размерами рабочего дня, которые первоначально послужили для определения часовой платы, или единицы измерения цены труда. Так как эта единица измерения определяется отношением

Повременная заработная плата

, то, разумеется, она теряет всякий смысл, раз рабочий день перестаёт заключать в себе определённое число часов. Связь между оплаченным и неоплаченным трудом уничтожается. Капиталист может теперь выколотить из рабочего определённое количество прибавочного труда, не доводя рабочее время до размеров, необходимых для поддержания существования рабочего. Он может уничтожить всякую регулярность труда и, руководствуясь исключительно своим удобством, прихотью и минутным интересом, сменять периоды чудовищного чрезмерного труда периодами относительной или даже полной безработицы. Под предлогом оплаты «нормальной цены труда» он может удлинять рабочий день за пределы всякой нормы без сколько-нибудь соответствующей компенсации для рабочего. Поэтому лондонские строительные рабочие поступили вполне рационально, восстав (в 1860 г.) против попытки капиталистов навязать им такую часовую оплату. Законодательное ограничение рабочего дня кладёт конец такого рода безобразиям, хотя, конечно, отнюдь не уничтожает неполной занятости рабочего, вытекающей из конкуренции машин, из изменений в квалификации применяемых рабочих, из частичных и всеобщих кризисов.

При растущей подённой или понедельной плате цена труда может номинально остаться неизменной и тем не менее упасть ниже своего нормального уровня. Это случается каждый раз, когда при постоянной цене труда, т. е. рабочего часа, рабочий день увеличивается за пределы своей обычной продолжительности. Если в дроби

Повременная заработная плата

растёт знаменатель, то числитель растёт ещё быстрее. Стоимость рабочей силы, вследствие изнашивания, растёт вместе с продолжительностью её функционирования и в пропорции более быстрой, чем продолжительность её функционирования. Вследствие этого во многих отраслях производства, где преобладает повременная плата при отсутствии законодательного ограничения рабочего времени, само собой выработался обычай считать рабочий день нормальным («normal working day» [«нормальный рабочий день»], «the day’s work» [«дневная работа»] или «the regular hours of work» [«регулярные часы труда»]) лишь до известного предела, например до истечения десятого часа труда. Рабочее время, выходящее за эту границу, образует сверхурочное время (overtime) и оплачивается, при расчёте на каждый час труда по повышенному тарифу (extra pay), хотя повышенному часто в совершенно ничтожной степени6. Нормальный рабочий день существует здесь как часть действительного рабочего дня, причём зачастую последний в течение всего года продолжительнее первого7. Возрастание цены труда с удлинением рабочего дня за известную нормальную границу носит в различных отраслях британской промышленности такой характер, что низкая цена труда в течение так называемого нормального времени вынуждает рабочего, если он хочет вообще получить достаточную заработную плату, работать сверхурочное время, которое оплачивается лучше8.

Законодательное ограничение рабочего дня кладёт конец этому удовольствию9.

Общеизвестен факт, что чем длиннее рабочий день в данной отрасли промышленности, тем ниже заработная плата10. Фабричный инспектор А. Редгрейв иллюстрирует это в сравнительном обзоре за двадцатилетний период с 1839 по 1859 г., причём оказывается, что на фабриках, на которые распространяется действие десятичасового закона, заработная плата поднялась, тогда как на фабриках, где работают 14–15 часов в день, она понизилась11. Из закона: «при данной цене труда дневная или недельная заработная плата зависит от количества доставленного труда», вытекает прежде всего, что чем ниже цена труда, тем большее количество труда или тем более длинный рабочий день требуется для того, чтобы рабочему была обеспечена хотя бы жалкая средняя заработная плата. Низкий уровень цены труда подталкивает к удлинению рабочего времени12.

Но и, наоборот, удлинение рабочего времени вызывает, в свою очередь, понижение цены труда, а вместе с тем понижение дневной или недельной заработной платы.

Из определения цены труда дробью

Повременная заработная плата

вытекает, что удлинение рабочего дня само по себе понижает цену труда, если не происходит никакой компенсации. Но те же самые обстоятельства, которые позволяют капиталисту надолго удлинить рабочий день, сначала позволяют ему, а в конце концов вынуждают его понижать цену труда также и номинально до тех пор, пока не понизится совокупная цена возросшего числа рабочих часов, т.е. дневная или недельная плата. Здесь достаточно указать на два обстоятельства. Если один человек начинает выполнять работу полутора или двух человек, то растёт предложение труда, хотя бы предложение рабочей силы, находящейся на рынке, оставалось неизменным. Конкуренция, созданная таким образом среди рабочих, даёт капиталисту возможность понизить цену труда, а падающая цена труда даёт ему, в свою очередь, возможность ещё более увеличить рабочее время13. Однако скоро возможность располагать этим ненормальным, т. е. превышающим средний общественный уровень, количеством неоплаченного труда становится орудием конкуренции среди самих капиталистов. Часть товарной цены состоит из цены труда. Но неоплаченная часть цены труда может и не учитываться в цепи товара. Её можно подарить покупателю. Таков первый шаг, совершаемый под давлением конкуренции. Второй шаг, к которому вынуждает та же конкуренция, заключается в том, чтобы исключить из продажной цены товара, по крайней мере часть той ненормальной прибавочной стоимости, которая создаётся удлинением рабочего дня. Таким путём образуется ненормально низкая продажная цена товара, которая сначала возникает спорадически, а затем мало-помалу фиксируется и становится постоянной основой жалкой заработной платы и чрезмерного рабочего времени, под влиянием которых она первоначально возникла. Мы лишь намечаем здесь это движение, так как анализ конкуренции не входит пока в нашу задачу. Тем не менее мы предоставим на минуту слово самому капиталисту.

«В Бирмингеме конкуренция между хозяевами настолько велика, что некоторые из нас вынуждены в качестве работодателей делать то, чего мы сами устыдились бы при иных обстоятельствах; и всё же этим не удаётся добыть большего количества денег (and yet no more money is made), и лишь публика получает выгоду» 14.

Вспомним две категории лондонских булочников, из которых одни продают хлеб по полной цене (the «fullpriced» bakers), а другие ниже его нормальной цены («the underpriced», «the imdersellers»). «Fullpriced» в следующих выражениях разоблачают своих конкурентов перед парламентской следственной комиссией:

«Они существуют лишь благодаря тому, что, во-первых, обманывают публику» (фальсифицируя товар), «и, во-вторых, благодаря тому, что выколачивают из своих людей 18 часов труда за двенадцатичасовую плату… Неоплаченный труд (the unpaid labour) рабочих — вот орудие, которым они борются с конкурентами… Конкуренция между хозяевами-пекарями является той причиной, которая затрудняет устранение ночного труда. Underseller, продающий свой хлеб ниже издержек производства, изменяющихся вместе с изменением цены муки, не несёт потерь, так как выколачивает из своих рабочих повышенное количество труда. Если я извлекаю из рабочих только двенадцать часов труда, а мой сосед 18 или 20, то, конечно, он побьёт меня на продажной цене товара. Если бы рабочие могли настоять на оплате сверхурочного времени, этому манёвру был бы скоро положен конец… Значительное число рабочих, занятых у undersellers, состоит из иностранцев, малолетних и др., которые вынуждены довольствоваться чуть ли не всякой заработной платой, какую им удаётся получить»15.

Эта иеремиада интересна между прочим и в том отношении, что она показывает, как в мозгу капиталиста отражается лишь внешняя видимость производственных отношений. Капиталисту неизвестно, что нормальная цена труда также предполагает известное количество неоплаченного труда и что именно этот неоплаченный труд образует нормальный источник его прибыли. Категория прибавочного рабочего времени для него вообще не существует, потому что прибавочное рабочее время включено в нормальный рабочий день, который капиталист, по его мнению, целиком оплачивает в подённой плате. Но для него существует сверхурочное время, удлинение рабочего дня за границы, соответствующие обычной цене труда. Он настаивает даже на добавочной оплате (extra pay) этого сверхурочного времени, когда дело идёт о его конкурентах, понижающих продажную цену товара ниже обычного уровня. Но он опять-таки не знает, что эта добавочная оплата связана с неоплаченным трудом точно так же, как и цена обычного рабочего часа. Например, пусть цена одного часа двенадцатичасового рабочего дня составляет 3 пенса, т. е. равна стоимости, созданной за 1/2 часа труда, а цена сверхурочного рабочего часа 4 пенса, т. е. равна стоимости, созданной за 2/3 рабочего часа. Тогда в первом случае капиталист бесплатно присваивает себе половину рабочего часа, во втором случае — одну треть. (Карл Маркс. Капитал)


1 Стоимость самих денег всюду предполагается здесь постоянной. (назад)

2 «Цена труда есть сумма, уплаченная за данное количество труда» (Sir Edward West. «Price of Corn and Wages of Labour». London, 1826, p. 67). Уэст — автор анонимного произведения, сделавшего эпоху в истории политической экономии: «Essay on the Application of Capital to Land». By a Fellow of the University College of Oxford. London, 1815. (назад)

3 «Плата за труд зависит от цены труда и от количества выполненного труда… Увеличение заработной платы не связано необходимо с возрастанием цены труда. При удлинении рабочего времени и при большем напряжении заработная плата может значительно возрасти, несмотря на то, что цена труда остаётся та же самая» (West. «Price of Corn and Wages of Labour». London, 1826, p. 67, 68, 112). Впрочем, от главного вопроса, чем определяется «цена труда», Уэст отделывается банальными фразами. (назад)

4 Это чувствует фанатичный защитник промышленной буржуазии XVIII столетия, неоднократно цитированный нами автор «Essay on Trade and Commerce», хотя он излагает вопрос чрезвычайно путано: «Количество труда, а не цена его» (под ней он разумеет номинальную подённую или понедельную заработную плату) «определяется ценой продуктов питания и других предметов необходимости. Понизьте в достаточной степени цену предметов необходимости, и тем самым вы уменьшите в соответственной пропорции количество труда… Фабриканты знают, что существуют различные пути повышения и понижения цены труда, не затрагивающие её номинального размера» (указ. соч., стр. 48 и 61). Н. У. Сениор в своих «Three Lectures on the Rate of Wages». London, 1830, где он многое заимствует у Уэста, не ссылаясь, однако, на него, между прочим, говорит: «Рабочий… главным образом заинтересован в размерах заработной платы» (стр. 15). Итак, рабочего главным образом интересует то, что он получает, номинальная сумма заработной платы, а не то, что он отдаёт, не количество труда. (назад)

5 Влияние такой ненормальной, неполной занятости совершенно отлично от влияния всеобщего, принудительного, установленного законом сокращения рабочего дня. Первая совершенно не затрагивает абсолютных размеров рабочего дня и может одинаково легко наступить и при 15-часовом и при 6-часовом дне. Нормальная цена труда исчисляется в первом случае, исходя из предположения, что рабочий в среднем трудится 15 часов, во втором случае — исходя из предположения, что средний рабочий день составляет 6 часов. Результат получится одинаковый, если в первом случае рабочий будет занят в течение только 71/2, во втором — в течение только 3 часов в день. (назад)

6 «Норма оплаты сверхурочного времени» (в производстве кружев) «настолько мала — 1/2 и т. д. пенса за час, — что она стоит в резком контрасте с тем громадным вредом, который сверхурочная работа причиняет здоровью и жизненной сила рабочего… К тому же небольшую прибавку заработной платы, добытую таким образом, приходится целиком расходовать на добавочные освежающие средства» («Children’s Employment Commission. 2nd Report», p. XVI, № 117). (назад)

7 Например, в производстве обоев до недавнего введения фабричного акта. «Мы работаем без перерывов на еду, так что наш 101/2 — часовой рабочий день заканчивается в 41/2 часа пополудни, а вся дальнейшая работа есть сверхурочное время, которое редко заканчивается раньше 6 часов вечера; таким образом, в действительности мы круглый год работаем сверхурочное время» (показания г-на Смита в «Children’s Employment Commission. 1st Report», p. 125). (назад)

8 Так, например, в шотландских белильнях: «В некоторых частях Шотландии эта промышленность» (до введения фабричного акта 1862 года) «практиковала систему сверхурочного времени, т. е. 10 часов труда считались нормальным рабочим днём. За это время рабочий получал 1 шилл. 2 пенса. Но сюда присоединялось ежедневно от 3 до 4 часов сверхурочного времени, за которое уплачивалось по 3 пенса в час. Результат этой системы: рабочий, работающий только нормальное время, мог получить только 8 шилл. в неделю… Без сверхурочных часов его заработная плата оказывалась недостаточной» («Reports of Insp. of Fact, for 30th April 1863», p. 10). «Повышенная оплата сверхурочного времени есть искушение, которому рабочий не в силах противостоять» («Reports of Insp. of Fact, for 30th April 1848», p. 5). Переплётная в лондонском Сити применяет очень много молодых девушек 14–15 лет, и притом по ученическому контракту, которым устанавливается определённое число рабочих часов. Тем не менее они работают в последнюю неделю каждого месяца до 10, 11, 12 и даже до 1 часу ночи, вместе с рабочими более зрелого возраста, в очень смешанной компании. «Хозяева соблазняют (tempt) их повышенной оплатой и деньгами на хороший ужин», который девушки берут в соседних кабачках. Большая распущенность, насаждаемая таким путём среди этих «молодых бессмертных» («Children’s Employment Commission. 5th Report», p. 44, № 191), компенсируется тем, что они переплетают в числе прочего значительное количество библий и назидательных книг. (назад)

9 См. «Reports of Insp. of Fact, for 30th April 1863», там же. Совершенно правильно оценили положение дел лондонские строительные рабочие, заявив во время большой стачки и локаута 1860 г. о своём согласии принять часовую оплату лишь на следующих двух условиях: 1) наряду с ценой рабочего часа должна быть установлена норма рабочего дня в 9 и 10 часов, причём час 10-часового дня должен оцениваться выше, чем час 9-часового; 2) каждый час сверх нормального дня должен, как сверхурочное время, оплачиваться относительно выше. (назад)

10 «Очень хорошо известно также, что там, где длинный рабочий день составляет общее правило, общим правилом является и низкая заработная плата» («Reports of Insp. of Fact, for 31st October 1863», p. 9). «Труд, получающий ничтожное количество средств существования, является в большинстве случаев чрезмерно продолжительным» («Public Health. 6th Report», 1864, p. 15). (назад)

11 «Reports of Insp. of Fact, for 30th April 1860», p. 31, 32. (назад)

12 Так, например, ремесленные рабочие английского гвоздарного производства вынуждены были вследствие низкой цены труда работать 15 часов в день, чтобы выручить самую жалкую недельную плату. «Долгие, долгие часы должен он упорно трудиться каждый день, чтобы выработать 11 пенсов или 1 шилл., причём 21/2–3 пенса из этой суммы уходят на возмещение износа орудий, на топливо, на отходы железа» («Children’s Employment Commission. 3rd Report», p. 136, M 671). Женщины при том же рабочем времени зарабатывают всего 5 шилл. в неделю (там же, стр. 137, № 674). (назад)

13 Если бы, например, фабричный рабочий отказался работать обычное большое число часов, «он быстро был бы замещён кем-либо другим, готовым работать сколько угодно, и таким образом был бы выброшен на улицу» («Reports of Insp. of Fact, for 31st October 1848». Evidence, p. 39, № 58). «Если… один человек выполняет работу двух… норма прибыли обыкновенно повышается… вследствие того, что добавочное предложение труда понижает его цену» (Senior. «Three Lectures on the Hate of Wages». London, 1830, p. 15). (назад)

14 «Children’s Employment Commission. 3rd Report». Evidence, p, 66, № 22. (назад)

15 «Report etc. relative to the grievances complained of by the Journeymen Bakers». London, 1862, p. LII, и там же показания №№ 479, 359, 27. Впрочем, и fullpriced, как мы упоминали выше и как это признаёт сам защитник их Беннет, заставляют своих рабочих «начинать работу в 11 часов вечера или раньше и зачастую продолжают её до 7 часов следующего вечера» (там же, стр. 22). (назад)

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!





Оставить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить", я даю согласие на обработку персональных данных.
Экономика
Эволюция и развитие мировой экономики

Поиск по сайту:

Архивы

Обратите внимание:

Избранное видео